Skvot

Mag

Skvot              Mag Skvot Mag
Курсы по теме:
Влад Волочай: «Делать то, что неинтересно, — тупо. Живем-то один раз»

Главный по идеям в креативном бюро Kontora о том, как быть рок-звездой, оставаясь человеком.

card-photo
card-photo
Саша Баглай

автор в SKVOT

*Влад Волочай. Фото: Аня Гариенчик

Влад Волочай заряжает социально острые креативы в киевском агентстве Kontora, продвигает «селективную музыку» в сервисе Katacult и готовит культурные дайджесты без рекламы в проекте «Крутознавство».

У него широчайший кругозор и страсть ко всему вербальному. Может сказать матом, но только там, где иначе никак. Нам Влад объяснил про:

 

Чем ты вообще занимаешься?

У меня часто возникают вопросы экзистенциального характера и сложности с самоидентификацией. Проще всего сказать так: я — поэт. Поэт — не только в смысле «рифмовать». Как у «Кровостока» в треке «Злые голуби»: «Стиль — это не обои, мама, хотя и обои тоже».

Я ищу поэзию во всем. Мне интересно выискивать тонкости, красоты, неожиданные повороты, которые открывают глаза на жизнь: «Ебать, вот оно как!».

Иногда пишу тексты песен. Вот для Алины Паш (украинской этно-рэп-исполнительницы — прим. ред.) несколько сделал. Интересно еще писать и для яростной попсы, потому что там всегда очень плохие вербальные конструкции — а могут быть красивые. Украинский язык богат, в нем возможны крутые фонетические и синтаксические приколясы.

Я работаю с рекламными агентствами — BelkaStrelka, MadCats — как приглашенный креативный директор или дорогой копирайтер. Придумываю и реализовываю, но минимально соприкасаюсь с клиентом. Когда сотрудничаешь с агентством, тебя обходит огромное количество всякого скучного маркетингового и бизнес-хобота.

Я — поэт, и не только в смысле «рифмовать»

Долгое время работал с рекламой для банков, и сейчас для меня это уже суперпростая задача — там одинаковые конструкты. Но заниматься ими уже не хочется — делать то, что я умею, мне не интересно.

Мне не нравится работать в чужих конторах, поэтому мы сделали свою — Kontora. Это студия креативного сервиса и дизайна, такой интеллиджент-панк. Мы не разрабатываем однообразные маркетинговые стратегии, а предлагаем идеи и производим контент для разных каналов и форматов. Иногда он может стать основой стратегии, а иногда — просто роликом в кампании.

В любом случае мы не предлагаем волшебных таблеток для бизнес-задач. Придумываем решения только тогда, когда клиент сам четко понимает свою маркетинговую цель.

Допустим, приходит узкопрофильный B2B-клиент и просит буклет для выставки. Мы предлагаем не просто что-то нарисовать и напечатать, а сделать интерактивный лендинг на редимаге, с помощью которого они соберут контакты. Это для клиента лучше.

Работа в агентстве и на себя — в чем разница?

Я был creative group head в Tabasco. В нашем отделе работала правильная система документооборота, передачи данных и файлов, логика ведения переписки. Я благодарен тому опыту — там научился системности.

Сейчас все в чатиках — и это сложно. А еще кошмар, когда по работе начинают отправлять голосовые сообщения. Как потом найти что-то? Все переслушивать? Всем советую повкалывать в сетевом рекламном агентстве — это учит порядку, повышает производительность.

Работать в агентстве хорошо — не особо хоботишься с коммуникацией, просто решаешь конкретную задачу. Но не можешь сказать: «Это говно, не хочу с этим соприкасаться». Ты просто должен работать.

В агентствах я научился системности

Если говорят переделать — переделываешь, раз взял на себя обязательства. Если с чем-то не согласен, говори. Но сначала послушай других и не забывай, что ты — наемный работник. Если начинаешь жестко спорить, тебя просто увольняют.

Я работал в рекламных агентствах с 19 лет, там было много крутого. Легендарные рабочие завалы — когда сидели до четырех утра и работали в таком темпе неделю подряд. Это было кайфово в юности, но мне уже не 19. Мне нравится свобода, люблю спать, сколько хочу. Вечером вместо того, чтобы колбасить презентацию, хочу читать книжку.

В Kontora я не наемный работник, не принимаю задачи от других. Тут я придумываю сам. Прикольно видеть цели бренда и бизнеса изнутри.

Чем Kontora отличается от остальных?

Мы вряд ли будем работать с клиентом, который прямо квадратиш-практиш — официальный и правильный. Нам интересно сотрудничать с отличающимися, а не с отличниками. Грубо говоря, с компаниями на вдохе, которые готовы показывать зубы и нажимать на педаль до упора.

Может, в какой-то момент пойдем путем художественных фестивалей — и у нас будет слава ебанутых типов, которые делают то, что всем нравится. Может, сконцентрируемся на узкой нише. Хотя я больше люблю экспериментировать.

Первый пример экспериментов — наша карта для фестиваля Brave Factory. Обычно карты на фестивалях — ужасное говно. Мы взяли и сверстали их в интерактивную серию инстаграм-аккаунтов.

Нажимаешь на каждую сцену, и тебя перебрасывает на ее аккаунт, а там удобное расписание и информация об артистах. Человек чувствует себя в своей экосистеме: вроде бы и навигация по ивенту, а по сути — знакомый инстаграмчик.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от KATACULT (@katacult)

Второй — промо сериала «Почему мы ненавидим», который спродюсировал Стивен Спилберг. Мы решили сделать постерную кампанию, которая бы вовлекала людей настолько, чтобы им хотелось создавать свой контент внутри нашего.

В сериале исследуется, как эмоция ненависти возникла, зачем нужна эволюционно, как ненавистью манипулируют, как с ней бороться. Классный контент.

Сначала я думал сделать постер со словами «Я ненавижу» и пустым местом. Но выглядело слишком жестко. Тогда мы решили превратить кампанию по сути в соцопрос, узнать у каждого: «Что ты ненавидишь?».

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от kontora (@kontora.ltd)

Вывесили четыре постера, каждый четвертый был с написанным ответом, чтобы не стеснялись отвечать. В итоге все постеры были исписаны.

Самые частые ответы: «Ненавижу себя» и «Ненавижу людей». Были интересные вроде «Ненавижу, когда не скидываются на День рождения», а самый крутой: «Ненавиджу соціальну рекламу на парканах забудовників».

Мы хотели мимикрировать под социальную рекламу — и это прикольно получилось. Очень рад этому проекту.

Почему ты любишь постерные кампании?

Крутящиеся-вертящиеся ситилайты не видны ни пешеходам, ни автомобилистам. Борды делают для водителей, которые стоят в пробках. Все это — херня. Желаю большинству провайдеров наружной рекламы гореть в аду.

Ситилайты и борды реально портят город. А если залепить уличную стену плакатами — получается интересно. Пешеход может остановиться, вчитаться, провзаимодействовать.

Плюс мне нравится формат постера для коммуникационных и графических целей. Польская школа плаката, практика Берлина, Барселоны и других европейских городов — хорошие примеры того, как это может выглядеть и работать.

Я люблю граффити и стрит-арт, уличную культуру — она живая, настоящая, с легкой протестностью. Но у нас принцип: мы не валим постеры на жилых домах, только на сраных зеленых заборах застроек.

Весной хотим запустить инициативу, которая поможет добиться, чтобы временные заборы и другие похожие конструкции признали пространством для творчества. Чтобы ребят не гоняли, а дали рисовать на стенах граффити, клеить постеры, делать что угодно.

Этично продавливать клиенту то, что интересно тебе?

Делать то, что тебе неинтересно, — тупо. Живем-то один раз. Если клиенту нравится то, что мне неинтересно, я не буду с ним работать и делать ему хуже. Не вижу здесь этического конфликта. Все равно же не продашь то, что клиент не купит. Нет смысла нести банку уебанскую рекламу «Цитруса».

Можно делать стандартную социалку, а можно — что-то похожее на Rusopplysningen, норвежское движение за ответственное употребление наркотиков.

Есть целый пласт людей, которым бесполезно говорить, что наркотики — это плохо, страшно и ужас. Вместо того, чтобы запрещать, кампания говорит: «Если делаешь, знай, как обезопасить себя и спасти других». Важно коммуницировать именно так.

Эта кампания хороша тем, что не показывает человека социальным изгоем и мрачным штрихом. Она учит жить с данностью. Многие юзают — и что угодно. Если прийти на любую вечеринку, например, открытие культурного хаба, — увидишь, как многие выходят из туалета, подшмыгивая.

Государство может пойти по пути Северной Кореи и все отрицать — или не пойти и регулировать. Для меня идеальный мир — там, где права на употребление наркотиков можно получить так же, как права на управление автомобилем. Тоже после каких-то курсов.

Мы живем в эпоху метамодерна: все стараются понять всех, дружить со всеми — люди с брендами, бренды с локальными артистами. Вот в XX веке был модерн: «Никто не долбоеб, мы воздвигнем унифицированные строения, всем будет хорошо». Потом возник постмодерн: «Все долбоебы, все мудаки». Теперь — метамодерн: «Ты можешь быть мудаком, если захочешь. Это твое право. И давай я тебя обниму».

Нужно учитывать, что новому поколению многое и так понятно, в отличие от предыдущих. Когда общаюсь со своей бабушкой, она каждый раз просит меня что-то записать на флешку. Я говорю: «Бабушка, я тебе это показывал кучу раз». А она: «Знаешь, я забыла». Она просто не понимает, как это все работает.

Я стараюсь постоянно учиться, читать, смотреть. Часто то новое, что я узнаю, другим в данный момент не интересно — зато станет интересным через год. Но мне важно применить это сейчас. И похер, что оно не в тренде, не на хайпе. Если пользоваться тем, что в тренде, будешь в конце паровоза.

Что посоветуешь тем, кто хочет в крупное агентство?

Мы живем в вербальном мире. Все искусство идет от литературы и устного народного творчества. Так что тем, кто занимается креативом, я рекомендую читать. Все, что вы придумываете, начинается со слов.

Внимательно смотрите кино и искусство, разбирайтесь, как это все работает, что нравится и почему.

Широкий кругозор тоже не помешает. Когда-то Ярослав Плашко, один из совладельцев холдинга CMS-group, сказал прекрасную вещь: «Любопытство вознаграждается». Оно помогает сделать более сильный инструмент.

Все, что вы придумываете, начинается со слов

Чтобы попасть в агентства, делайте портфолио, делайте свой контент. Хочешь быть копирайтером? Пиши текстики в инстаграме, приправляй картинками, ставь текстики прямо на них. Хочешь быть дизайнером? Рисуй, практикуй, собирай инстаграм, пусть он станет твоим портфолио. Необязательно заводить профиль на бехансе и делать какие-то особенные кейсы.

Что тебя вдохновляет?

Я очень люблю «Формулу-1». Это не борьба автомобилей, хотя и автомобилей тоже. Это борьба людей, где молодые соперничают с чемпионами.

Например, в этом году была великолепная гонка в Италии. Там есть очень быстрый поворот, на нем были молодой гонщик и пятикратный чемпион мира. На скорости 300 километров в час они поравнялись — колесо в колесо. Молодой начал уделывать чемпиона, вытеснять его с трассы просто потому, что сильно в себя верил.

Считаю, что так и нужно поступать. Если хочешь победить, нужно быть смелым, нет другого пути. Можешь оказаться неправ, но лучше делать то, во что веришь.

Мы запустили Katacult — музыкальный журнал и сервис по продаже билетов на крутые концерты. Там не только электронная музыка, а еще репчик, металл и всякая другая лють. Все селективное, без говна.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от KATACULT (@katacult)

Есть «Крутознавство» — моя «общая тетрадка», в которую я заношу всякое интересное. Начиналось все с рассылки, потом она стала радиопередачей, сейчас просто телеграм-канал. «Крутознавство» будет жить до тех пор, пока я буду что-то узнавать, а узнавать буду всю свою жизнь.

Я благодарен своей аудитории, которая ничего не требует и читает то, чем я делюсь. Как-то раз сидел в курилке клуба, подваливает чувак и говорит: «Ты Волочай? Спасибо тебе за “Крутознавство”». Мне было так приятно! В клубе несется техно, а тут парень подходит и благодарит. Все не зря.

Чему бы ты хотел, чтобы учили твоих детей?

База — это критическое мышление, вера в себя, умение договариваться и говорить «нет».

Детей нужно учить быть честными, давать им творить. С ними просто — слушаешь, чего они хотят, и реагируешь. Так они получаются счастливыми и разбираются в том, что им интересно. А если их не слышишь и говоришь: «Тебе нужно вот это, пойдешь работать юристом, лавэ, нормально», в жизни у ребенка потом будет говно.

Я ушел из медицинского университета на третьем курсе. А есть люди, которые не уходят. Есть люди, которые живут в браках, которые им не нравятся. Есть люди, которые не умеют говорить «нет». Но умение отказывать и защищать себя — самый важный навык, который нужно развивать в детях.

Чему ты учишься прямо сейчас?

Продолжительность жизни увеличивается. Люди успевают сменить по несколько профессий. Спринтерский стиль уже не актуален — учитывая, сколько информации в нас лезет, уровень тревожности и депрессии вокруг, проблемы в отношениях.

Я медленно учусь анимации и Processing — визуальному языку программирования для тех, кто хочет программировать изображения, анимацию и интерфейсы. Хочу еще в machine learning немного разобраться. И заняться картингом. Учусь бороться с тревожностью, это суперважно.

Это не значит, что я ежедневно трачу по часу на каждый из этих интересов. Я работаю не прорывом, а «здесь подгреб, там подгреб». Через десять лет окажется, что я во всех этих дисциплинах прошел немало.

Все крутится не только вокруг работы и денег. Конечно, когда у тебя нет денег — это херово. Но гораздо херовей, когда у тебя нет смысла жить.

Поделиться материалом
РАССЫЛКА SKVOT

Раз в две недели мы отправляем новые публикации и анонсы курсов на почту