Skvot

Mag

Skvot              Mag Skvot Mag
Курсы по теме:
Ваня Величко: «Хороший дизайн можно развинтить, а собрать обратно нельзя»

Креативный директор дизайн-бюро «Щука» о своем стиле и бунте в работах.

card-photo
card-photo
Маша Короткевич

автор в SKVOT

Дизайн-бюро «Щука» — Shuka— существует в Москве с 2003 года. Это они сделали скандальные (так получилось) лого для чемпионата мира по шахматам и секс-дейтинга Pure, странные обложки The Prime Russian Magazine и аскетичную айдентику дизайн-завода Flacon.

Мы поговорили с сооснователем бюро, Ваней Величко — дизайнером, который любит нарушать правила — и расспросили про его подходы и принципы. Интервью получилось раскидистым и похожим на сборник притч и правил. Так что мы разделили его на две главы:

Интроспектива про скиллы, принципы и фановые проекты.

Рабочий мир про скандальные работы, клиентов, тренды и карьеру.

 

Интроспектива

О БЕЗУМИИ В РАБОТАХ

На втором курсе института я случайно купил старый каталог варшавской биеннале у букиниста — и влюбился в польский плакат 1960-х. Настолько, что потом даже написал на эту тему диссертацию.

Увлечение польским плакатом того периода — его особой метафорикой, поэтичностью — сильно повлияло на то, как я сейчас думаю и придумываю. Я всегда стараюсь сделать немножечко страннее, чем принято, немножечко глупости подпустить. Мне кажется, божественная глупость — самое важное, что я могу внести в свою работу.

Собственно, моя лучшая обложка была в номере The Prime Russian Magazine про глупость.

Мне каждый раз было непросто делать обложки для PRM, но эта родилась быстро. Когда главный редактор Максим Семеляк, уже злой от долгого ожидания, написал мне «Вань? Ну что там? Придумал?», я быстро ответил: «Знаешь, будет фрагмент бетонного забора и единорог, который пробил его головой». И он такой: «А, окей. Все логично».

Эта обложка выглядит во многом как польский плакат:

https://lh4.googleusercontent.com/eWSa3Weqc4Eq5gvhxTvRdb8XsFvz0m-lt-w6PdBdXQ76mDH8HBqjwA9A_T5ZyUGN6pF_ClAtxx-TyxEBxx2q1CAAKQrUpPjQPr1RCk0WOLvUXMoT7NOljpdKNj2kr6F3qClsLWRp 
Обложка номера The Prime Russian Magazine «Глупость»

Все мои классные идеи рождаются ровно по такому же сценарию: сначала ничего, потом внезапное понимание, что должно быть именно так и никак иначе. Так было и с Pure. Хотя каждый раз на это сложно надеяться. Хуже того — идиотские идеи появляются ровно так же.

О ПЛОХИХ РАБОТАХ

С The Prime Russian Magazine у меня связано много откровений. Вот еще одно. Издателя PRM не очень интересовало, что напечатают в журнале, — но он обращал много внимания на обложки. Делать их всегда было болью.

Однажды мы с Ваней Васиным (прим. ред. — тоже партнер и креативный директор Shuka) поехали в редакцию и стали говорить главному редактору: «Нет объективных параметров, по которым можно отличить хорошую обложку от плохой». Тот возмутился: «Объективных параметров нет, но бывают классные обложки, а бывают херовые».

На меня это произвело сильное впечатление. «Все относительно, правды нет, смотря с какой стороны посмотреть» — это постмодернистский самообман. Бывают крутые обложки, бывают херовые — вот факт.


Обложки номеров PRM про Африку (слева) и марксизм (справа)

Можно перечислять признаки, но просто следование им никогда не приводит к созданию чего-то хорошего. Хороший дизайн можно развинтить, а собрать обратно нельзя. Нет формулы вроде «если сделать что-то квадратное, зеленое и набрать шрифтом Bodoni — стопудово получится хорошо».

КАК ПЕРЕЖИВАТЬ КРИТИКУ

Когда гениальность твоей идеи не оценили, можно скатиться во фрустрацию. Тут не убережешься. Но нужно помнить: чем больше твой взгляд направлен внутрь себя, тем сложнее принимать критику.

Считается, что взгляд художника направлен в себя. Дизайнер — это другая профессия, он всегда работает с другими. Нет никакого дизайна самого по себе, есть диалог. Но если начать считать, что искусство — всматривание в себя и надувание щек, возникают проблемы.

Иногда важно создавать что-то ненужное — чтобы не думать, что ты пуп земли. Дизайн во многом ненужная вещь — часто просто вишенка на торте. Или он возникает потому, что кто-то хочет заплатить за него деньги. Или потому, что людям нравится красивое.

https://inde.io/i/galleries/11566/xl_57865e44fcf736c3847d281aa20654a9.jpg
Логотип для одного из татарстанских районов

О ФАНОВЫХ ПРОЕКТАХ

Наши комиксы «Король Артур и брендинг круглого стола» делает в основном Саша Кольцов  (прим. ред. — один из двух арт-директоров Shuka), а сценарии мы придумываем и обсуждаем вдвоем.

Вот зачем в газете на последней полосе раздел «Культура»? (Смеется). Обычно незачем. Комиксы «Щуки» — это такой же раздел «Культура»:

Статистика (это я знаю точно) показывает, что подписчиков на эти комиксы очень немного, но при этом про них многие знают. По ним никакого фидбека вроде лайков, от которых все обычно получают удовольствие. Мы эти комиксы делаем и просто отправляем в космос.

Еще один фановый проект — мои эмоджи, которые стали стикерами для телеграма.

В моем шрифте Gertruda есть эстетика выбитого пикселя — особенно в латинской букве -а-. Я подумал, что эту эстетику можно привнести и в эмоджи. Но я хотел особые эмоджи, которые — как понял спустя несколько лет — были бы связаны с моей персональной мифологией.

Картинки Gertruda рождаются медленно — когда у меня появляется какой-то образ и я чувствую необходимость его нарисовать. Звучит немного в духе поп-психологии, но часто эти образы связаны с детством.

Например, последняя — пальма, в которую дует ветер. Я понял, что этот образ связан с картинками, которые я ребенком видел в дедушкином телевизоре. Пальма в шторм — это про бурю в раю. Она такая, будоражащая:

Потом кто-то из ребят в студии посоветовал сделать из эмоджи стикеры в Telegram. Я стал подбирать к ним суперпростые слова, которыми мне самому было бы удобнее общаться.

Сочетание картинки и текста, которое рождает третий смысл, меня всегда волновало. Я часто ставлю картинки и надписи в пары, чтобы посмотреть, как они соотносятся и какой новый смысл формируют. Например, к пальме придумываю амурчика, который дует:

На изображении может находиться: текст

В этих эмоджи я часто препарирую образы массовой культуры. Сначала нарисовал самый известный фейспалм в мире — фейспалм актера Жан-Люка Пикара в сериале «Звездный путь». Потом подумал, что все люди на моих картинках должны быть Жан-что-нибудь. Так появился эмоджи-портрет Жан-Поля Сартра — именно как рифма к Жан-Люку Пикару, и довольно сложная рифма. Появляются загадки — и их интересно разгадывать.

Рабочий мир

О ПРОВОКАТИВНОМ ДИЗАЙНЕ

Для меня всегда были странными слова про «решение задач клиента». Да, мы их решаем, это не обсуждается. Но это не суть того, чем мы занимаемся.

Стив Джобс говорил: «Дизайн — не то, как это выглядит, а то, как это работает». Но думаю, это просто способ капитализма указать дизайнерам место, чтобы не слишком выпендривались. Тебе говорят: «Чувак, все хорошо, мы тут взрослые дяди, мы зарабатываем деньги. Ты просто нас обслуживаешь, решаешь наши маркетинговые задачи». Только вот дизайн этим точно не ограничивается.

keyvisual animation
Айдентика приложения для создания мемов Gagbot, работа Shuka

Меня довольно сильно раздражает рынок, на котором я нахожусь. Хочется его расшатывать и менять. Это мой персональный маленький бунт. Делать просто хороший дизайн неинтересно, это не приводит к изменениям.

Я всегда относился к дизайну как к творческой практике. А функция искусства — переворачивать представление. Один из наших самых бунтарских дизайнов — лого чемпионата World Chess, но намеренной провокацией оно не было.

Над этим проектом мы работали летом 2018 года. Что-то выбирали, что-то отбрасывали, что-то обсуждали с клиентом. В какой-то момент Саша Кольцов нарисовал картинку с двумя человечками — про дружбу и человеческий контакт.

Она была очень странной, и я даже не хотел показывать ее клиенту. Но в итоге решили, что она необычная, отличающаяся и может сработать.

https://lh3.googleusercontent.com/nrs78SYI1BDute07XyO8yiMSjrFAJ4hOCzfxAVGkymKW_SnyLIykwFGEVcP3uZnrm11xHH896Hom3yyr3Rx6cfWqE1ibiZ_lefmZC42P9PfoMNZtb6vnwbF1hCeNTMT_6USp-0GX
Афиша World Chess Championship, Design Lions SHORTLIST 2019

Эротический подтекст там нашли уже другие. Скандал разгорелся, а я даже не заметил, как. Помню, был с дочкой на ёлке, а мне звонят с Первого канала и говорят: «Вас обвиняют в том, что вы создали что-то сексуально неприемлемое для детей». Я: «Господи, что происходит? Я вообще на ёлке!».

О ПУТИ К ШРИФТАМ 

В институте лекции по шрифтовому дизайну я прогуливал. Сейчас немного жалею — их вел великий человек, Александр Тарбеев, и у него училась вся московская шрифтовая тусовка.

Года четыре назад я решил добрать этих знаний. Договорился со своей подругой Машей Дореули, основательницей студии Contrast Foundry, что по субботам она будет приходить к нам в студию и учить нас шрифтовому дизайну.

Это было испытанием. Я с Машей постоянно спорил, так что не всегда получалось быть хорошим учеником. Тем не менее, я доучился. Своим выпускным проектом сделал шрифт Gertruda, который мы сейчас используем на сайте.


Шрифт Gertruda на shuka.design

На этом моя связь со шрифтами не заканчивается. Буквально на днях мы перезапустили отдельный от «Щуки» субпроект Letterwork. Там делаем надписи-логотипы — за недорого, не слишком вовлекаясь в стандартные отношения с клиентом.

Работа в Letterwork идет так: приходит заказ с референсами, берем 100% предоплаты и за пять дней готовим вариант. Устраивает — хорошо, не устраивает — человек заказывает еще один, и все по новой. Но обычно забирают с первого раза.

Этот проект мы придумали с моей однокурсницей Сашей Корольковой — сейчас арт-директором ParaType, самого крупного российского магазина шрифтов. Это был ответ на несправедливость: когда шрифтовик выполняет массу работы, тратит кучу времени, вносит миллион правок — а гонорар получает маленький.


Логотипы проекта Letterwork

В Letterwork мы работаем с Леной Новоселовой и Катей Седуновой. Лена была автором первого редизайна логотипа «Яндекса» — без засечек. Она гораздо более вдумчивый шрифтовик, чем я — поэтому мне советы дает. Катя — тоже более опытная в шрифтах. У нас хорошая бригада: я лучше понимаю в брендинге, они — в шрифте.

Обычно клиент в шрифтовых логотипах не слишком разбирается, поэтому больше доверяет. Если бы мы делали логотипы с символами (лого в обычном понимании), проблем было бы намного больше — как только нужен какой-то образ, люди начинают гораздо сильнее вовлекаться. А здесь какое-то написание, по ощущениям вроде норм — и хорошо.

О ТРЕНДАХ И МОДЕ

Дизайн живет по тем же принципам, что и современная мода. Чтобы быть современным дизайнером, с трендами нужно работать, а не абстрагироваться. И еще важно спокойно их переживать.

В начале 2000-х были модные брюки клеш, и все их носили, а потом резко перестали — надоели. Так и в дизайне. Десять лет назад все хотели надпись «как бы рукописную», в стиле американского леттеринга. А пару лет назад — геометрический гротеск в логотипе.

Я уже просто устал искать новые ходы, потому что даже названия брендов похожи — многие были латинскими и заканчивались на букву X. И вот ты уже десятый раз рисуешь букву X и думаешь: «Когда же уже мода поменяется и можно будет делать суперконтрастные антиквы?».

 
Логотипы проекта Letterwork с буквой X

Есть ощущение, что мир сейчас гораздо консервативнее, чем 30 лет назад. Я покупаю много книг про дизайн 50–70–80-х, это моя сфера интересов. И вижу, что тогда люди жили смелее, хотя мировая повестка была жестче.

Сейчас международные корпорации, типа Apple, Google или Facebook, навязывают «сейвовость» — абсолютно пуританский взгляд на вещи. Кого бы не обидеть, кого бы не испугать обнаженной натурой или еще чем-то.

Это во многом определяет сознание людей и избыточно бурную реакцию на то, что делает Shuka. Но на самом деле не мы молодцы, а все остальные не дорабатывают. 30 лет назад мы бы не были скандальным бюро.

О КАРЬЕРЕ ДИЗАЙНЕРА 

У дизайнера-графика часто не случается карьеры как таковой. Просто делаешь проекты как художник — у меня сейчас отчасти так же, если проект чисто дизайнерский.

Иногда классно помогают отношения мастер-подмастерье. Например, Кирилл Благодатских (у него небольшая студия с Аней Наумовой) долгое время делал книжки вместе с Владимиром Кричевским — искусствоведом и автором книги «Типографика в терминах и образах». Думаю, для Кирилла эта работа была мощным опытом.

Часто дизайнер «дослуживается» до арт-директора, зарплата становится выше. Но важно понимать, что хороший дизайнер не обязательно станет хорошим арт-директором. Он может круто делать что-то руками, но не уметь общаться с людьми. И тогда лучше заняться чем-то смежным.

Когда работаешь сам на себя, можешь просить любые деньги. Тебе их не всегда дадут, но у тебя будет возможность делать гораздо более странные и сложные вещи, чем обычно.

О ФЕТИШЕ ПРОКАЧИВАНИЯ НАВЫКОВ 

Я не очень люблю lifelong learning. Все говорят: «Учись всю жизнь, мир быстро меняется». Это история вроде «работай, работай, работай и сдохни».

Главное — поддерживать в себе живой интерес. Для меня хороший пример — моя мама. Она по образованию химик, но каждую неделю ходит на заседания Пушкинской комиссии в Институт мировой литературы и сама устраивает семинары. Просто потому что ей интересно.

Люди думают, что они как будто в компьютерной игре: такая RPG, где прокачиваешь своего персонажа. «Сейчас у меня будет скилл видео-эдитинга — и я смогу убивать врагов. Потом по After Effects пройду курс — и тогда вообще замочу всех». Это довольно дурная идея.

Сейчас я бы не стал себя прокачивать как дизайнер с технической точки зрения. Но есть смысл посещать лекции по философии или искусству — поучиться чему-то неприкладному.

У философа Мишеля Фуко есть термин «практики себя» — это изменения при движении к цели. Они могут относиться к земному существованию человека или быть за пределами мирского, на верхних этажах. Так вот прокачивание «непрактичных» скиллов — тоже «практики себя».

Поделиться материалом
РАССЫЛКА SKVOT

Раз в две недели мы отправляем новые публикации и анонсы курсов на почту