Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Сура Томасян: «Плохой трек — как тупой стендап, где концовки шуток понятны с самого начала»

Саунд-продюсер про музыку, которую не сбрасывают друзьям, дикую «Дичь» и самообман.
card-photo
card-photo
Юля
Романенко

Авторка в SKVOT

29 декабря, 2020 / Музыка / Статья

*Сура Томасян. Фото: Игорь Царуков

Бывает, проект гремит громче имени автора. Сура Томасян — один из таких людей. Он помогает случиться трекам, которые не слезают с репита, но знают его только «свои».

Сура — музыкант и саунд-продюсер в команде Вани Дорна, соавтор музыки для треков Afrika, Collaba, «Дичь» и «Чики». Кроме Дорна, Сура работает с Алиной Паш, Мишей Кацуриным и Constantine. А еще у него есть сольный проект — Mama13.

Мы оторвали Суру от битов и демок, чтобы узнать:

 

С чего у тебя все началось в музыке? Ты ходил в музыкалку или «дома оказалась гитара — и понеслось»?

И то и другое. Я отучился в музыкалке 5 лет. Первый год мне нравилось — а дальше, как у всех это бывает, начало кумарить.

Потом у меня появились друзья, которые были сильно старше, — они познакомили меня с Nirvana, Led Zeppelin, Deep Purple, RHCP, Kreator, Slayer, Megadeth. Я зафанател всей этой темой — тяж, трэш-метал, панк, фанк.

От тех же друзей узнал, что есть заведения, где учат играть на гитаре (даже на электрогитаре!), — и поступил в музыкальное училище.

Ты говоришь, что тебя как музыканта сделал джаз и он проявляется в том, что ты делаешь сейчас. Как?

Я действительно люблю эту музыку до сих пор. Когда всю песню звучит один аккорд с басом, мне становится скучно. А джаз — это синкопы, интересная гармония, ломаные ритмы. Они сразу добавляют красок — меня это цепляет. Люблю находить отсылки к джазу в треках исполнителей, которые слушаю.

Но когда друзья просят сбросить что-нибудь — никогда (ну или почти никогда) не сбрасываю джаз, который слушаю сам. Знаю — не поймут. Сбрасываю что-то более доступное.

А если мы попросим набросать плейлист, который описывает тебя прямо сейчас, каким он будет?

Примерно таким:

Возвращаясь к образованию: для саунд-продюсера это must? Или у упертых самоучек есть шансы?

У самоучек есть все шансы. Иногда традиционное музыкальное образование даже играет в минус — ставит в рамки. Многие выпускники вообще не хотят заниматься саунд-продюсированием, потому что у них в голове одни Моцарты-Чайковские. У самоучек нет этих установок. Не зная, как правильно, они изобретают велосипед заново — из этого может получиться что-то интересное.

Допустим, есть новичок с хорошим музыкальным вкусом. Его никто не учил работать в Ableton. Он не знает горячих клавиш и других профессиональных приемчиков, поэтому пойдет окольными путями, попытается слепить что-то прикольное доступными ему инструментами. Он будет создавать музыку не так, как профессионал. По-другому. Необычно. Люблю, когда люди мутят что-то самобытное.

Ты слушаешь треки артистов, для которых писал музыку?

За время написания я много раз слушаю и переслушиваю то, что получается, собираю трек по кусочкам и «веду» его до последнего: контролирую мастеринг сведения, даю правки. В общем, долго варюсь во всем этом и успеваю наслушаться как саунд-продюсер — поэтому как обычный слушатель уже не слушаю. Это как с едой: пока жарил картошку, уже наелся.

Но спустя какое-то время могу вернуться и переслушать трек (тоже как саунд-продюсер), чтобы сравнить, как изменился мой подход к работе. Недавно вот переслушивал OTD, Hardbeat. Мы писали этот альбом в Лос-Анджелесе — сразу воспоминания, картинки перед глазами.

Как устроен рабочий процесс саунд-продюсера?

Прежде чем обсуждать условия сотрудничества, мне важно убедиться, что человек чувствует и понимает музыку. Поэтому вначале прошу выслать демку, чтобы понять, как он поет. Дальше есть несколько сценариев.

Первый — мой любимый — когда человек мне доверяет и я делаю все сам. Пишу музло и напеваю что-то на несуществующем языке, «птичке». Получается почти готовый трек, который я показываю исполнителю. Если нравится, он подгоняет музыку под особенности своего голоса и пишет текст. Я контролирую и корректирую процесс, подсказываю какие-то нюансы, могу помочь со словами.

Так было с Алиной Паш — все три трека, которые я делал, отдал ей в готовом виде. Она добавила закарпатской аутентичности, своего тока, и получился прикольный сплав:

Второй вариант — 50/50: где-то я накидываю своих идей, где-то воплощаю идею исполнителя.

Например, приходит Constantine и говорит: «Хочу, чтобы было в духе 80-х, под Майкла Джексона. И гитарное соло, как у Дженнифер Баттен (гитаристка Майкла Джексона — прим.ред.)». Он приносит гармонию под пианино, которую сам наиграл и напел, а я просто «одеваю» ее — записываю гитары, барабаны — и отдаю ему минусовку. Он идет с ней на студию, пишет вокал, а потом мы вместе допиливаем. Так появился трек «Небо лимит»:

С Ваней Дорном все по-другому. Обычно мы фигачим всей командой, наваливаем идей — кто-то больше, кто-то меньше. Но есть и треки, где над битом мы работали практически вдвоем — Collaba, Afrika, «Дичь».

С «Дичью» вообще была прикольная история. Нам прислали звуки дикой природы, записанные на диктофон: пение разных птиц, хруст веток под ногами, собачий лай. Идея была в том, чтобы собрать из них трек. Никаких ограничений: «Вот тебе куча файлов — делай с ними что хочешь».

В целом я люблю свободу. Всегда делаю первый вариант бита таким, какой мне нравится, — вдруг повезет, и человеку зайдет. Но если попросят сделать коррекцию — окей.

А если возникнет спор, будешь стоять на своем или уступишь, чтобы не ссориться?

Раз человек обращается ко мне, значит, он слышал мои работы и ему импонирует мой стиль. Поэтому, если приходят с запросом сделать нехарактерный для меня бит, я отказываюсь на старте.

Браться за заказы (пусть даже хорошо оплачиваемые), где просят сделать какую-то херь — обманывать самого себя. Потом сидишь и думаешь: «Блин, зачем я это делаю?».

В остальном я за компромиссы. Но опять же, есть предел: я не готов жертвовать своими принципами в музыке. Результат должен нравиться мне хотя бы на 70%, иначе нет смысла.

Какие у тебя критерии «нравится/не нравится»?

Если говорить об аранжировках, то мне не нравится, когда все банально и по шаблону. Плохой трек — как тупой стендап, где концовки шуток понятны с самого начала. Я люблю, когда идешь по треку — и как будто слушаешь историю, от которой не можешь оторваться.

Трек должен быть непредсказуемым?

Не обязательно. Главное, чтобы он был интересным. Может быть просто и предсказуемо, но красиво и душевно. Взять Эрику Баду. Казалось бы, один сплошной грув, но манера исполнения прямо вводит в транс.

Ты работал над саундтреком к «Чикам», когда сериал еще был в производстве. Как ловить вайб того, что еще не готово?

«Чики» — большой проект. Как и в любом большом проекте, где задействовано много людей, там соблюдалась субординация. Поэтому мы общались с режиссером — Эдуардом Оганесяном — через посредников.

Изначально я написал совсем другой трек — более фанковый и не такой дерзкий, как сам сериал. Но из-за «испорченного телефона» не получалось детально обсудить все с Эдуардом. Потом Ваня связался с ним напрямую. Они не поговорили — они попиздели. Обсудили, кто какую музыку слушает. Подружились. И после этого все стало ясно. За 3 дня мы сделали новый трек — жесткий, сырой. И попали:

Чем еще саунд-продюсер может зарабатывать на жизнь, если не писать музыку для артистов?

Можно продавать свои треки на аудиостоках вроде AudioJungle, писать музыку для рекламных роликов. Я, например, иногда пишу треки для рекламы и кино. А сейчас мы всей «Мастерской» участвуем в музыкальном наполнении новых серий «Ну погоди!».

Поделиться материалом