Skvot

Mag

Skvot              Mag Skvot Mag
Курсы по теме:

Сережа Пацюк: «Мой первый критерий хорошего вижуала — это отсутствие дежавю»

Арт-директор The Blueprint о том, почему свежесть важнее техники и куда подевались великие мастера.
card-photo
card-photo
Маша Короткевич

Автор в SKVOT

Сережа Пацюк арт-директит в The Blueprint — независимом онлайн-издании о моде, красоте и современной культуре. Он рассказывает визуальные истории для Gucci, Prada, Tiffany и старается смотреть на популярные явления через новую оптику.

Сережа говорит, что ему комфортно оставаться немного в тени командной работы. И считает, что сейчас уже как-то неэтично давить своим единственно ценным видением. Поэтому он скромно и ненавязчиво порассуждал о том:

 

Расскажи о миссии арт-директора в медиа.

Моя главная функция — формулировать, выстраивать и контролировать визуальный tone of voice издания The Blueprint. Я транслирую абстрактные ценности в конкретные дела. Придумываю с командой арт-отдела визуальную упаковку материалов и рубрик, идеи для съемок и дизайн издания.

Некоторые арт-диры больше занимаются смыслами, некоторые — съемками или графической оболочкой. У меня образование промышленного дизайнера, в медиа начинал как специалист по фотографии, а потом переключился на журнальный дизайн. Поэтому мне интересны все сущности медиа: и фотография, и дизайн, и смыслы. Нравится комбинировать весь функционал должности.

Арт-директор обслуживает жизнь издания как организма. Когда сильный дизайнер становится арт-директором, ему в какой-то момент приходится жертвовать любимым ремеслом и больше времени посвящать «диспетчерскому» менеджерскому функционалу.

Марина Абрамович в своем фильме «В присутствии художника» говорит, что на 80% работа художника состоит из ответов на письма. Здесь то же самое: на дизайн у арт-директора остается меньше времени, ему приходится заниматься управлением.

С какой мотивацией стоит идти в фэшн-издание?

Фэшн-медиа — это довольно специфическая история. Сюда приходят люди, влюбленные в набор тегов о моде: они дышат названиями журналов, брендов, именами героев индустрии. Мотивацией может быть только любовь к этой вселенной, это точно не про деньги.

Я пришел в The Blueprint не из-за фэшена. Мне нравится быть на переднем краю какой-то темы: я хватаюсь за этот край и начинаю распутывать. Когда модные издания по-прежнему держали фокус на бумаге, The Blueprint первым показал, как можно выглядеть премиально в интернете.


Фото из фейсбука Сережи

До The Blueprint я почти 5 лет работал в журнале про гастрономию издательского дома «Афиша» — это было практически фэшн-издание, но про еду. Когда он запускался, профессия повара еще не была модной. А оказалось, есть целая обойма людей-«художников на кухне». Никто до нас не рассказывал о них как о селебрити. Никто не снимал еду как ювелирку. Такая смена оптики мне как раз интересна.

Как ты влияешь на создание материала? Например, как это было в проекте с Варей Шмыковой?

Основная задача любой съемки — дать новую оптику герою или героине, отразить тенденцию в бьюти (либо фэшн).

Когда мы выбираем героиню, я примерно представляю, какая съемочная команда должна взяться за эту работу. Советуемся с продюсером и фотодиректором — и делаем выбор.

Я готовлю мудборд-бриф фотографу — он показывает встречные референсы. К ним добавляются мудборды по стилю, прическам, макияжу — и это складывается во что-то вроде книжки. Уровень ее проработки может быть разный, но это обязательная часть.

В фэшн-съемке задействовано слишком много людей и ресурсов, поэтому нужно всем идти в одну сторону, иначе ничего не получится. Например, в съемке с Варей мы придумали, что она плавает в бассейне в платье. Стилист совершил подвиг — получил разрешение бренда намочить платье (потому что обычно после съемок вещи нужно возвращать в первоначальном виде).

Было важно донести фотографу, что это не просто его художественное высказывание — тут нужно учесть редакционные задачи. Еще была задача показать тренд на гротескные прически — поэтому важная роль отводилась стилисту по волосам.

Отбор снимков, которые пойдут в материал, обычно делаю я. Потом слежу за упаковкой текста и фотоистории в статью.

Алгоритм работы меняется от героя к герою?

Недавно у нас вышла съемка ансамбля «Комонь», который исполняет фольклорные русские песни. Они выступают в абсолютно народных костюмах. Изначально была идея красиво снять их в лесу — но это не вносило никакой новой оптики, они были бы в своей среде.

Поэтому мы провели фотосессию в чистой студии на циклораме (фон для фотографии без углов — прим. ред.). Получилось немного похоже на экспонаты в Метрополитен-музее: фокус перешел с фольклора на костюм.

Для реализации этой второй идеи пришлось отказаться от автора-фотографа, которого выбрали вначале, — он принципиально снимает только за пределами студии. В итоге мы позвали Женю Круглова. Он не только решил техническую задачу фиксации на белом фоне, но и сделал съемку более arty: распечатал, а потом отсканировал изображения.

А при создании роликов за что ты отвечаешь?

Проектов много, и в каждом все происходит по-разному. 

Есть редакционный план, связанный с выходом коллекций. Редакция делает анализ тенденций с недель моды — и на основе него выстраиваем порядок бьюти- и фэшн-съемок. Я курирую съемки и постпродакшн. За мной — видение цельной картины и последнее слово по визуальному стилю.

Один из любимых коммерческих проектов: когда была задача показать новую коллекцию из лукбука Prada, мы предложили формат игры. Не хотелось просто перечислять вещи из коллекции — и мы дали моделям музыкальные инструменты и попросили их сплясать. На сайте эти фрагменты видео выглядели как конструктор: читатель мог собрать свою музыкальную группу — и генерировался клип.

Если жесткого брифа нет, как ты создаешь концепцию? 

Главное в редакционных историях — свежая оптика героя, под это генерируется упаковка материала и актуальный контекст. 

Например, в период локдауна мы придумали несколько способов этично производить удаленную съемку, не подвергая риску команду (и не эксплуатируя фейстайм и зум!):

— попросили любимых фотографов сделать чувственные снимки без одежды (в разгар карантина модные съемки неактуальны, да и покупать вещи проблематично)

— собрали видео русских пейзажей, снятые знакомыми операторами, в онлайн-медитацию

— фотографу Насте Рябцовой доставили домой вещи из новых коллекций, и она отсняла фэшн-луки на своих дочерях

— стали использовать больше иллюстраций и сделали визуально «духоподъемный» материал про гречку

В коммерческих проектах идеальный клиент — тот, который дает свободу и комфортный бюджет. Такое случается редко, приходится чем-то жертвовать. Обычно у клиентов завышенные требования к «охватности» героев. Есть армия персонажей, которые ходят из одного спецпроекта в другой. Как бы такие тоже нужны, но хочется свежих лиц.

Поэтому идеально, когда нам доверяют кастинг — тогда мы можем находить героев, еще не награжденных медалями и не обласканных медиа. Они не набили оскомину, но хорошо соотносятся с месседжами и ценностями редакции. У топовых брендов вроде Prada, Gucci, Chanel есть запрос на такие истории.

У меня постоянно включены радары на интересных персонажей, out of the blue — которые занимаются чем-то неожиданным, не трендовым. Я фанат странных профессий.

Например, одна из моих приятельниц профессионально подбирает текстуры для автомобилей. Она придумала крутой подход: выкрашивает шары в определенные цвета, катает их и анализирует, как окраска будет выглядеть в реальности. Потому что цвет автомобиля — это динамическая структура, ее нужно оценивать в движении.

Ты всегда выкладываешься максимально. А бывало, что результат тебе совсем не нравился?

После каждого большого проекта случается послеродовая депрессия. Причины могут быть самые разные — перфекционизм, нехватка ресурсов, технические баги. 

Я иногда думаю, что чье-то «Вау!» — это просто дружеская поддержка. Только спустя время могу порадоваться. Когда вижу, как нашу работу тиражируют, ссылаются на нее, делают так же.

Дизайн может быть «просто картинкой» или должен транслировать смыслы? 

Это важный баланс: мозг читателя надо все время раздражать. Мне кажется, у нас этот баланс соблюдается. За счет особенностей верстки в The Blueprint каждый материал — это чистый холст.

Наши дизайнеры часто придумывают новую айдентику для упаковки статьи. Отличаются подходы к мобильной и десктопной версии: делается два варианта верстки со схожей айдентикой, но немножко разным функционалом.

Мы стараемся перенести простой контент из изображений и текста в тестовые, игровые механики. Например, путеводитель по Китай-городу мы сделали не в формате листинга, а как гадание. Выбираешь карточку — она описывает место, кого ты можешь там встретить и какими будут последствия этой встречи.

А может ли издание подтягивать читателей, но не стать снобским?

Есть простой фидбек — трафик. Когда ты совсем сноб, тебя просто не будут читать. 

Есть ядро аудитории — она за что-то тебя любит и возвращается не из-за кликбейт-заголовков, а просто посмотреть, что нового вышло сегодня у издания. Обязательства перед ней и не дают слетать в снобизм.

С другой стороны, чтобы не пойти на поводу у статистики, есть набор критериев материала: оперативность, новый угол зрения и добавочная стоимость. Нужно не только отображать интерес, но и давать зону ближайшего развития. Так можно про любое поп-культурное явление рассказать интересно, вынести новый контекст.

Остальное — здравый смысл и постоянный самоанализ. Метафора «классный педагог нью-йоркского университета» хороша для издания, потому что манипулировать абстрактной массой людей — это как раз задача профессора. Он должен быть для них авторитетом, иначе заскучают и заклюют. При этом профессор конкурирует за внимание студентов: чтобы они не сидели в соцсетях, а слушали (пусть и параллельно скроллили ленту).

В медиа арт-директор остается «в тени»?

Я — за общий успех и могу с большим удовольствием в нем раствориться, это моя особенность. Мне нравится коллаборировать с другими арт-директорами, дизайнерами — и хочется, чтобы этого было больше. У меня не много авторских амбиций, и это полезно для издания.

Командная работа над большими проектами — это общемировая тенденция. Наверное, поэтому сейчас и нет больших художников или мастеров. Мы не можем назвать одного великого архитектора, дизайнера, кутюрье или режиссера эпохи — вместо этого многообразие и нишевость.

Это даже не очень этично — когда воля одного патриарха должна обслуживаться группой профессионалов. Реально рабочий подход — горизонтальные иерархии, все работают на одну задачу, и команды могут обмениваться специалистами. Так функционируют многие бренды. 

Как тем, кто только начинает в вижуале, попасть в поле зрения индустрии?

Тут у меня несколько советов: 

#1. Учись, работая. Не стесняйся джуниорских позиций. Руки нужны очень часто, и на проекте как раз довольно легко себя проявить.

#2. Найди человека, которым ты восхищаешься, и предложи ему помощь. Есть много «династий» фотографов: ассистенты становятся классными профессионалами, и их ассистенты тоже.

#3. Сформулируй свою суперсилу, «уникальное товарное предложение». Например, ты — фотограф, красиво снимающий обычных людей. Или дизайнер, который классно работает с типографикой.

Роли арт-директора в медиа и рекламе как-то отличаются?

Главный клиент артдира в медиа — это редакция, и он может сам управлять задачами издания, исходя из его ценностей. А в рекламном мире есть внешний клиент и очень четкий бриф, который нужно исполнять.

В медиа тоже существует рекламный отдел, и требования клиента тоже возникают — но издание старается действовать в своем ключе, находить компромиссы.

Что касается навыков, в рекламе всегда нужен гарантированный результат, поэтому требования к профессионалам более формальные. В медиа важно сохранять свежесть — тут все быстрее развивается и постоянно идет поиск новой крови.

Мой первый критерий хорошего вижуала — это отсутствие дежавю. Я хватаю когтями таких ребят, пусть даже неопытных, — они несут ветерок свежести. Многих авторов сложно различить: видна школа и референсы, на которые они опираются. 

Еще иллюстраторам и дизайнерам в медиа, конечно, важно понимать инструментарий.

Как сохранять ветерок свежести?

Есть довольно простой набор советов:

— лови себя (и других) на тоннельном мышлении и постоянно выбирайся из него

— ломай паттерны своего поведения: хотя бы просто ходи разными маршрутами

— сделай идеально привычно, а потом немного испорти

— придумай решения, перпендикулярные обычной методике

Например, однажды мы в «Афиша-Еда» снимали каталог бутылок, и чтобы он не стал «магазинным», мы просто портили упаковку. Снимали с открытой пробкой, не стесняясь несовершенства и жизни в кадре. Каталог получился арт-проектом.

Я использую несколько мудростей, которые в меня заложили в «Афише» хорошие учителя вроде фотодиректора Иры Меглинской. Она приводила в пример метафору прогулки по лесу: неинтересно, когда идешь за грибами, заходишь в лес, а там сразу гриб. Составлять фотоисторию нужно по такому же принципу: чтобы было интересно погулять по лесу из контента.

Нельзя вывалить главную информацию на входе. Для динамики где-то надо сделать сбой или, наоборот, дать скуки. Картинкой можно даже оскорбить читателя, а потом дать ему паузу, чтобы он подумал. Это манипуляция с раздражителями — типографикой (плотность, контраст), фото и видео (раздробить экран, дать фулскрин).

Посоветуй, куда заглядывать за вдохновением.

Очень важно вспоминать личные истории, которые тебя трогали, но забылись. Это бесконечный колодец инструментов, которыми можно пользоваться.

Например, Женя Онегина в нашем ролике для бренда «Второй Меховой» сняла детективную историю. Она реализовала свою детскую мечту: нашла Рудольфа Панкова, который озвучивал Пуаро в одноименном сериале, и он стал диктором для ее ролика.

Круто инспирироваться неиндустриальными вещами из другой вселенной. Кино и мультики: обожаю Midnight Gospel — довольно близко визуализирует, что происходит у меня в голове, Tampopo — фильм про идеальную лапшу. Очень нравится, что делают ребята в приложениях W1D1 и Endel.

Из индустриальных штук люблю доски на Are.na, хожу в lebigmag листать и покупать журналы и постоянно мониторю models.com.

Поделиться материалом
РАССЫЛКА SKVOT

Раз в две недели мы отправляем новые публикации и анонсы курсов на почту