Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Рома Гурбанов, Илья Почкун: «Пока что наша философия — отсутствие философии»

Основатели агентства taktika — про опасность комфорта, агентские сваи и Вин Дизеля.
card-photo
card-photo
Юля
Романенко

Авторка в SKVOT

18 октября, 2021 / Дизайн / Статья

«Чем вы отличаетесь от конкурентов?» — взрослая версия вопроса «Кем хочешь стать, когда вырастешь?». Не знать точный ответ — нормально, ты же только в начале пути. Пробовать разное, сравнивать и уже потом выбирать — куда более жизнеспособная стратегия.

Именно на ней строится taktika — креативное агентство Ромы Гурбанова и Ильи Почкуна. Ребята 3 года вместе штормили идеи в Banda и на пару выигрывали креативные конкурсы, а теперь вдвоем строят рекламный бизнес.

Поговорили с Ромой и Ильей о том, как соскочить с иглы комфорта, и спросили:

 

Вы проработали в Banda 7 лет на двоих. Почему решили уволиться?

Рома: Не было какой-то конкретной причины или определенного дня, когда мы решили: «Все, увольняемся». Эта мысль зрела давно. Чем выше уровнем мы становились (как креативщики), тем больше хотелось заниматься не только креативом.

Нам было интересно вникать в бизнес-процессы и клиентские взаимоотношения, разбираться, как работает продукт клиента, тестировать и внедрять свои подходы — это гораздо шире того, чем обычно занимается креативщик в агентстве. Постепенно мы доросли до того, чтобы сделать что-то свое.

Илья: Когда долго работаешь в топовом агентстве (в Banda или другом), в какой-то момент задумываешься: «А куда дальше?». Раньше ты переходил из агентства в агентство, поднимаясь по карьерным ступенькам, — это была понятная вертикаль роста. Но на определенном этапе, когда нужно сделать очередной шаг вперед, понимаешь, что «вперед» — это не расти в агентстве дальше, а создать что-то свое.

Не было страшно бросать стабильное место — и уходить в свободное плаванье, строить что-то с нуля?

И: Конечно, вначале было чуть стремно. Но чем дольше находишься в комфортных условиях, тем сложнее от них отказаться — тебя просто затягивает. А мы всегда понимали, что однажды захотим открыть свое агентство. Поэтому когда почувствовали, что начинаем привыкать, решили: пора.

Р: Да, тут дело не в страхе потерять комфорт, а в страхе очень глубоко в нем погрязнуть. Звучит пафосно, но на деле так и было. Мы просто сели вдвоем и поговорили: мол, есть ощущение, что мы оказались на привилегированном, золотом стуле. Опасно так засидеться.

Какие самые важные уроки вы вынесли за время работы в Banda?

Р: У меня вообще особенная история. Я пришел в Banda в 19 лет, копирайтером. Тогда в агентстве было 16 человек, а к моменту моего ухода (уже как senior-копирайтера) команда разрослась до 80. Вместе с агентством рос и я — причем во всех смыслах. Поездки за границу на фестивали и конференции, знакомство с людьми, которые создают топовые продукты и делают значимые вещи, или просто совместный отдых с командой — все это сформировало меня как личность.

Плюс мне сильно повезло на ранних этапах поработать с собственниками агентства: Яриком Сердюком, Егором Петровым и Пашей Вржещем. Наблюдая за тем, как они общаются с клиентами, выстраивают процессы, мотивируют команду, я и сам этому учился. Учился делать не только рекламу, но и бизнес. Работай я в сетевом агентстве, я бы не получил такого опыта. У сетевиков есть поддержка в виде хэд-офиса и глобальных клиентов, а локальные агентства живут своим умом, поэтому там развито предпринимательское мышление.

И: А у меня разносторонний бэкграунд. Сначала я работал арт-диром в Saatchi&Saatchi Ukraine — классическом сетевом агентстве со своими сетевыми приколами, плюсами и минусами. Потом вообще было медиа — ekonomika+. А после этого — два топовых агентства с очень разными подходами к стратегии, креативу и организации проектов: Fedoriv Agency и Banda.

Эта смесь подходов задала нам с Ромой какой-то очень правильный тон в работе. Мы старались взять лучшее от каждого и объединить: делать осознанный креатив, уделять больше внимания стратегической части, больше рационализировать и думать, что мы делаем и зачем. Все 3 года, что мы работали вместе, старались придерживаться этих принципов. Сохранить здравый баланс творчества и…

Р: …здравого смысла.

Илья Почкун (слева) и Рома Гурбанов (справа)

Илья Ануфриенко говорит, что открывать рекламное агентство ради денег — гиблое дело. А с какой целью его открывать?

Р: Мне кажется, наоборот: при открытии своего бизнеса финансовая мотивация очень важна. Как однажды сказал нам фаундер Electric Sheep Film Андрей Копоц, высокие мотивы и креатив — тоже важный драйвер, но в первую очередь ты думаешь как предприниматель. Ты не играть идешь — ты идешь делать бизнес, который будет работать и зарабатывать. Поэтому финансовая мотивация у нас тоже присутствует.

Кроме этого, мы хотим попробовать делать «по-своему», проверить какие-то свои гипотезы. Тут может возникнуть вопрос: «Что мешало вам делать это в Banda?».

Да, что?

Р: Дело в том, что у каждого агентства свой подход, своя система, своя философия. Конечно, в чем-то ты можешь экспериментировать, но есть определенные сваи, на которых держится весь процесс.

Бывает, видишь, что какой-то этап можно переосмыслить (или вообще выкинуть), но у тебя нет времени что-то менять и перестраивать, потому что проекты должны делаться в прежнем темпе — от этого зависит жизнеспособность агентства. Вот и получается, что ты либо отказываешься от своих гипотез, либо все-таки набираешься смелости — и идешь их проверять.

Посмотреть курс
 

А в чем заключается ваш подход — как выглядят ваши сваи?

И: У нас эти сваи еще не сформировались. Мы в самом начале пути, поэтому можем позволить себе роскошь экспериментировать — пробовать делать по-разному.

Проблема многих рекламных агентств как раз в том, что у них есть четкая философия, которую они пытаются переложить на всех своих клиентов — абсолютно разные бренды с разными задачами. Но так не работает.

Р: Пока что наша философия — отсутствие философии. Например, Паша Вржещ много раз коммуницировал, что ценность Banda — искренность. Она тоже появилась не сразу: прошло несколько лет, прежде чем ребята ее сформулировали.

Да, можно выбрать позиционирование на старте. Сесть и решить: «Так, мы будем делать дерзкую рекламу». А потом к вам приходит бренд детских подгузников и вы такие: «Ну мы же дерзкое креативное агентство, мы уже всему рынку об этом рассказали. Нам надо сделать дерзкую креативную кампанию!». И начинаете «натягивать» задачу клиента на свою философию — отталкиваетесь от ценности, которую себе придумали, а не от здравого смысла и задач клиента.

Пока у нас нет конкретной специализации — мы пробуем разное, изобретаем себя, свой подход, свое видение. Прямо сейчас мы работаем над кампанией, где есть influence-маркетинг, ролики для тиктока, маски для снэпчата и производство пресспак-рассылки. Ничего из этого мы никогда раньше не делали — но получается круто, клиент супердоволен. Поэтому мы не спешим ставить на себе клеймо: «Мы вот такие». На то, чтобы понять, какие мы, нужно время.

И: По сути, мы пошли по пути MVP (Minimal Viable Product): запустили минимально рабочий продукт и проверяем разные гипотезы, чтобы понять, что работает, что — нет, в какую сторону двигаться.

Р: Илья прямо офигенно сказал. Я до этого момента не воспринимал то, что мы делаем, как MVP, но это так и есть.

Сколько человек сейчас в команде агентства?

Р: Костяк — это мы с Ильей. Я закрываю менеджерские задачи, Илья — операционные, а за креативную составляющую отвечаем вместе. Если появляется необходимость в конкретной экспертизе — зовем фрилансеров. По сути, мы «пересобираем» команду под каждый проект.

И: В больших агентствах над одним проектом работают несколько команд — каждая отвечает за свою часть. Но на «стыках» между этими частями часто что-то ломается. В этом первый плюс нашего подхода: за счет того, что мы вдвоем закрываем весь цикл работы над проектом, цепочка процессов от начала до конца работает исправно.

Второй плюс — рациональность. Когда у тебя есть штат дизайнеров, тебе приходится продавать их услуги — не важно, нужен клиенту дизайн или нет. В противном случае тебе просто нечем будет платить им зарплаты. Мы же привлекаем к проекту людей с конкретной экспертизой, только когда они действительно нужны. Присоединяем к себе разные блочки, как в конструкторе. Это очень удобная система.

Р: Конечно, так будет не всегда. Как только проектов станет больше и мы поймем, что силами фрилансеров уже не справляемся, — начнем набирать людей в штат (уже сейчас присматриваемся к классным ребятам на рынке). Но пока мы на начальном этапе и ищем свою нишу, целесообразнее нанимать людей попроектно.

А вообще у нас куча разных HR-овских идей и мыслей про культуру развития людей в команде. Например, мы фантазировали, что было бы круто, если бы у каждого сотрудника была суперспособность. Вот приходит в команду, скажем, арт-директор, и мы говорим: «Твоя суперспособность — продакшн». Да, обычно агентства привлекают сторонние продакшены, но очень важно, чтобы и внутри команды был кто-то, кто разбирается в этом — хотя бы на базовом уровне. Чтобы в случае чего мы могли произвести что-то своими силами.

Как придумали название для агентства?

И: Мы думали над ним месяца четыре, но в итоге вернулись к варианту, который придумали 2 года назад. Рома тогда сказал: «Если мы когда-нибудь откроем агентство, было бы прикольно назвать его “Тактика”». И я такой: «Да, было бы прикольно». Вот и вся история.

А почему именно taktika?

И: Не все идеи должны иметь под собой рациональную основу — некоторые вещи должны просто чувствоваться, вызывать эмоцию. Так получилось и с названием. «Тактика» — просто звучное слово, которое легко запомнить. Плюс люди сразу спрашивают: «Почему taktika? А стратегию, что, делать не будете?». Конечно, будем. Но прикольно, что название агентства запускает диалог.

То же самое с брендингом: почему у нас на логотипе знак, как на киевских канализационных люках? Да потому что он люто выглядит и вызывает эмоцию. Смотришь на него и думаешь: «Господи, что это такое?».

Далеко не все друзья или любимые коллеги — хорошие бизнес-партнеры. Как вы поняли, что сработаетесь?

И: Ну, может, и не сработаемся — как знать!

Р: Может, через 2 года ты будешь писать: «Самое крупное судебное разбирательство в истории креативного рынка. taktika разделяется на два агентства: tak и tika».

И: А если серьезно — мы же не просто друзья, которые в какой-то момент решили делать бизнес вместе. Если бы Рома просто был моим корешем, я бы еще сто раз подумал, стоит это делать или нет. Но мы несколько лет работали вместе как креативная пара, а это хорошая школа партнерства: учишься слушать и слышать, искать компромиссы. И мне кажется, у нас с Ромой это неплохо получалось.

Р: Понятное дело, иногда мы расходились во взглядах и спорили, но ни разу не приносили на презентацию идею, которая одному из нас капец как не нравилась. Мы привыкли спрашивать мнение друг у друга и обсуждать.

А теперь самый важный вопрос этого интервью: почему taktika в инсте фолловит (только) Вин Дизеля?

И: Потому что мы хотим, чтобы наше агентство было как семья. И есть только один человек, который может нас этому научить :)

Р: На самом деле Илья просто очень любит франшизу «Форсаж». Все эти фильмы, где сначала взрывается космический корабль, потом кто-то стреляет из лазера, перепрыгивая на тачке с одного небоскреба на другой, вызывают у него необъяснимый восторг. Так и получилось: одно время мы смеялись над Вин Дизелем, а теперь он — часть нашей ДНК. Вот ты спрашивала, на каких сваях держится агентство taktika. Пока есть одна мощная свая — Вин Дизель. Это шутка. Или нет.

Один из первых кейсов taktika — SKVOT Shower Storming — увидел свет раньше, чем агентство официально запустилось. Как придумали идею?

Р: Мы очень дружим с Инной, фаундером SKVOT. Как-то в разговоре она сказала, что хочет сделать на двухлетие школы что-то особенное. Показать, что это не просто онлайн-курсы, а целое комьюнити с крутыми лекторами и огромным количеством студентов из разных стран.

SKVOT — один из самых смелых брендов в Украине прямо сейчас. За эти 2 года он создал кучу инфоповодов: открывал фейковый Burger King и вывешивал огромный транспарант на Львовской площади, чтобы привлечь внимание к лекциям, а его манифест не скопировал только ленивый. Гель для придумывания идей в душе — еще один смелый продукт-инфоповод. Нам хотелось сделать что-то необычное.

И: И физическое. SKVOT существует в онлайн-мире — ты не можешь его пощупать, не можешь понять, каких он размеров. Мы хотели немножко вывести его в офлайн и сделать что-то щупательное.

А почему именно гель для душа?

Р: Есть такое наблюдение, что в душе часто приходят идеи. Вот ты стоишь под горячей водой, расслабляешься, отпускаешь какие-то мысли, прокручиваешь в голове сегодняшний день или планируешь завтрашний. И тут бах — мозг вдруг выдает идею.

Мы подумали, что раз душ — такое креативное место, было бы прикольно усилить этот эффект. Чтобы, даже если ты зашел в душ без цели найти идею, выдавил бы немного геля из бутылочки, зацепился взглядом за одну из 25 стартер-фраз на этикетке — и что-то придумал бы.

Например, случайно наткнулся на фразу: «Что ты можешь сделать с NFT?». Ставишь баночку на место, мылишься и думаешь: «Блин, а реально, что я могу сделать с NFT? У меня свой бренд одежды. Может, нам цифровую одежду начать делать? Или продавать фото наших моделей как NFT?». Это заставляет думать в каком-то непривычном для тебя ключе.

SKVOT уже два года учит людей скилам. А теперь еще и идеи поможет придумывать :)

Поделиться материалом