Skvot

Mag

Skvot              Mag Skvot Mag
Курсы по теме:
Поясни за типографику

Главные мысли с фестиваля Typographics-2020.

card-photo
card-photo
Юля Романенко

Автор в SKVOT

Список ивентов, которые перенесли в онлайн, продолжает расти: ежегодный фестиваль дизайна и типографики Typographics тоже прошёл в Zoom. А мы и рады: не нужно было лететь в Нью-Йорк, чтобы послушать мировых шрифтовиков и выхватить ценные инсайты.

Прослушали и записали пять самых крутых выступлений — про летнюю айдентику, шрифтоцентричность, бумажные стереотипы и гнилые яблоки.

 

Айдентика не должна выглядеть вымученной

Аня Кулачёк — графический дизайнер, арт-директор Института «Стрелка». Работала с Nike, Apple, Calvin Klein, Prada.

На одном и том же языке можно говорить миллионом разных способов. Визуальный язык — тоже язык. В зависимости от целей его можно использовать по-разному. Например, когда я придумывала айдентику для летних ивентов «Стрелки» 2017 года, взяла за основу сетку — базовый элемент в визуальном языке Института. Я разбила ее на девять постеров правильной прямоугольной формы.

Но лето — это не про правильность. Это про фан. Мы стараемся выжать максимум из этих трех месяцев: гуляем, купаемся, едим мороженое. Чтобы передать это настроение, я добавила прямоугольникам немного волн и изгибов:

Когда я разрабатываю айдентику, то всегда создаю систему. Я не рисую один постер — я стараюсь представить, как эта идея будет работать в разных форматах: в виде инстаграм-поста, видео, принта на футболке.

«По твоей работе не должно быть видно, что ты над ней пыхтела», — любил повторять мой преподаватель. Когда мне сложно придумать очередной принт, я вспоминаю его совет и стараюсь сделать так, чтобы дизайн выглядел, как будто я нарисовала его по пути с одной вечеринки на другую, держа бокал просекко в другой руке.

Не делай как правильно — делай по-новому

Келли Андерсон — дизайнер, инженер-дизайнер интерактивных объектов. Работала с The New Yorker, WIRED, MoMA.

Мне нравится использовать технологии не по назначению. Мы привыкли работать с инструментами и техниками так, как принято. Но кроме «как принято», есть море других способов. Именно они открывают путь к чему-то принципиально новому и бунтарскому.

Например, основой моего проекта This Book is a Camera стала обычная бумага — на первый взгляд, абсолютно нетехнологичный материал. Я сделала из нее книжку-раскладушку с камерой-обскурой внутри: открываешь книгу, закрепляешь камеру бумажными вкладками, вставляешь фотобумагу, открываешь затвор, щелкаешь, вынимаешь и проявляешь снимок:

Вижуал — главный, но не единственный инструмент дизайнера. Мы часто зацикливаемся на визуальном и забываем, что информацию можно воспринимать не только глазами. Эта мысль подтолкнула меня создать набор принтов для оригами, которые человек может сложить сам.

Шаблоны распечатывают на специальной бумаге с помощью ризографа (гибрид ксерокса и офсетной печатной машины). На одну сторону наносят геометрический узор, на другую — схему-инструкцию, как его сгибать.

Каждый принт работает как пружина — сжимается одновременно вверх-вниз и вправо-влево. Если попробовать вывернуть один из фрагментов оригами наизнанку, бумага на этом участке перестанет гнуться, но остальная часть шаблона останется гибкой. Это дает абсолютно другой, мультисенсорный опыт восприятия:

У геометрических форм есть эстетический окрас, в каждой из них заложен определенный смысл. Весь дизайн и архитектура построены на двух противоположных формах: квадратах и кругах. Квадратные объекты хорошо сочетаются друг с другом и экономят место, а круглые — более маневренные, их легко двигать физически или в уме.

Но есть и третий тип фигур — суперэллипсы. Это что-то среднее между квадратом и кругом. Он вызывает чувство незавершённости — так сразу и не поймешь, как его назвать.

Суперэллипс не дает полного визуального удовлетворения, зато объединяет в себе преимущества обеих форм. Его часто используют в дизайне. Самый известный пример — дизайн стола, за которым в 1973 году подписали дипломатическое соглашение о прекращении войны во Вьетнаме.

Шрифт — основа для коммуникации

Тина Смит — фриланс арт-директор и графический дизайнер. Работала с Google, The New York Times, Target, Etsy.

В своих работах я часто делаю акцент на типографику, поэтому называю их «шрифтоцентричными». Для меня шрифт — основа коммуникации, через него легко передать суть проекта или бренда.

Например, когда мне нужно было задизайнить статью про игровую зависимость для The New York Times, я использовала пиксельный шрифт. А для материала про голограммы, которые могут заменить живых музыкантов, придумала шрифт с голографическим эффектом:

У меня часто бывают проблемы с мотивацией. Чтобы заставить себя работать, я устраиваю челленджи: каждый день рисую по одному постеру (чтобы не растягивать процесс —использую максимум три цвета) и выкладываю в инстаграм. Во-первых, это дисциплинирует. Во-вторых, когда ты обещаешь что-то публично, а не сам себе, то чувствуешь больше ответственности.

Нет плохих шрифтов, есть плохие дизайн-системы

Кибела Гранджин — дизайнер, продакт-дизайн директор медиахолдинга Hearst. Работала с Apple и The New York Times.

Системы — везде. По сути, это любые структуры, которые объединяют какие-то элементы. И создаем cистемы в том числе мы — дизайнеры. Когда мы разрабатываем продукт, то думаем про самых разных людей, которые будут им пользоваться. Когда придумываем дизайн интерьера — думаем про тех, кто будет находиться в этом помещении. Более того, мы сами находимся внутри систем — команд и коммьюнити.

Не бывает плохих шрифтов. Бывают плохие дизайн-системы. Точно так же, как яблоки — маленькие плоды большого дерева, так и буквы — маленькие элементы большой дизайн-системы. Хорошие дизайн-системы дают хорошие результаты, плохие — соответственно, плохие. Поэтому я не верю в «гнилые яблоки» — я верю в гнилые системы.

Все вокруг тебя — референсы

Джулиан Александер — креативный директор, основатель дизайн-студии Slang Inc.  Работал с Sony Music.

В типографику меня привели граффити. Я часто замечал их на вагонах метро и фасадах домов. У меня не всегда получалось разобрать текст и я даже не знал, что такое «граффити», но не мог оторваться от огромных (иногда даже больше меня самого) стилизованных букв. У них есть какой-то импакт-фактор: они заставляют сконцентрироваться на том, что написано. Это был поворотный момент, когда я загорелся леттерингом.

Все, кто хорошо меня знают, скажут, что со мной невозможно гулять по городу. Я не могу спокойно пройти мимо знака, вывески или билборда с интересным шрифтом — сразу начинаю рассматривать и фотографировать. Это один из моих способов сохранять референсы. Иногда я их даже не открываю. Важна сама концепция: информация извне — это топливо, которое подпитывает твой мозг, чтобы он мог выдать что-то новое.

Обращай внимание на всё, что тебя окружает: вещи, которые тебе нравятся и не нравятся. Посмотри на них, разложи на составляющие и спроси себя: «Почему мне это нравится/не нравится?». Второе — особенно важно. Если четко понимаешь, что в них плохого, не сделаешь такую же ошибку в своих работах.

Поделиться материалом
РАССЫЛКА SKVOT

Раз в две недели мы отправляем новые публикации и анонсы курсов на почту