Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Оля Черненькая: «Главное — просто делать маленькие шаги»

UX/UI-дизайнерка — о трансформации из-за войны, работе за границей и силе украинских дизайнеров.
card-photo
card-photo
Любава
Кухтина

Автор в SKVOT

12 апреля, 2022 / Дизайн / Статья

Оля Черненькая работает в дизайне уже больше 12 лет. Она была арт-директором в Smartica/Skykillers, основала дизайн-студию MONO, а потом перешла на indie mode. Сейчас она работает во французском стартапе и консультирует дизайнеров. 

Мы созвонились с Олей в зуме, чтобы расспросить о том:

Оригинал текста — на украинском

Расскажи, где ты была, когда узнала о войне.

Когда все началось, я уже месяц была в Турции. Обычно зимой мы с мужем едем куда-то, где теплее, — просто провести холодные месяцы, а потом домой. Но в этот раз мы вернуться не смогли.

Какой была твоя первая мысль, когда ты прочла о вторжении россии?

Первая мысль: «Это пиздец». Вторая: «Надо быстро вывозить родителей», потому что они жили в 50 км от россии. Когда я им позвонила 24 февраля утром, они сказали, что уже слышали взрывы. 

Какие изменения ты в себе заметила с начала войны?

Мы с мужем начали разговаривать исключительно на украинском — потому что поняли, что это очень важно для нашей идентичности. Чтобы никто больше не пытался нас «спасать» из-за нашей русскоязычности.

Еще я начала очень часто общаться с родителями. И тоже поняла, что некоторые вещи, которые я считала раньше определяющими и даже могла депрессовать из-за того, что их нет, — это просто мелочи. Есть много другого (очень простого, но важного), чего достаточно, чтобы чувствовать себя хорошо и радоваться жизни. Странно говорить это во время войны, но как есть.

Если коротко об изменениях — мы все уже стали сильнее. И наша сила с каждым днем все больше. 

По сравнению с европейскими странами Украина — не суперстабильная, потому что стала независимой только в 1991 году. Было много кризисов, и мы выросли с пониманием, что все может измениться в любой момент. Но, конечно, никто не был готов к войне — и я не была. Не верила до конца, что это может случиться. 

С первых дней войны у меня в голове засели строчки стихотворения Леси Украинки: «Я була малою горда, — Щоб не плакать, я сміялась». В первую неделю, когда просто невозможно было что-то делать (внутри все дрожало, тяжело было думать о чем-то, кроме этих событий), я повторяла себе эти слова — и мне становилось легче. 

Как в целом изменилась твоя работа с начала военных действий?

Уже где-то полтора года я работаю на французскую компанию удаленно. Лично у меня в работе не особо что-то поменялось — я просто продолжаю делать то, что делала.

За дополнительную работу не берусь. У меня всегда были сайд-проекты, я веду инстаграм и телеграм, где даю консультации дизайнерам. Сейчас пытаюсь это делать еще активнее — и бесплатно. В контексте моей ситуации (я не потеряла работу, мне не нужны дополнительные деньги) я могу помогать так. 

Я почувствовала сильную поддержку со стороны коллег. Мне писали и сейчас пишут — спрашивают, как дела, предлагают свои дома, если кому-то из друзей или родных нужно где-то разместиться. Также мне уже не раз писали люди, которых я не знаю, и говорили, что ищут возможности, как привлечь украинских дизайнеров к работе

Из того, что я вижу, все очень хотят быть полезными и помочь — и понимают (пусть и теоретически, насколько это возможно), что происходит в Украине. 

Посмотреть курс

Как считаешь, какие скилы нужны дизайнерам из Украины, чтобы уже сейчас интегрироваться в западные компании?

Я много работала с иностранцами. Не могу сказать, что есть какая-то разница между ними и нашими заказчиками в плане того, что они ищут. Отличие — в менталитете. Заказчики за границей общаются мягче, дают фидбек более аккуратно, лояльно. А у нас люди прямолинейные, и иногда дизайнерам очень тяжело слышать критику своей работы.

Среди ключевых навыков для работы с западными компаниями я бы выделила:

#1. Английский язык. Средний уровень — это уже ок, чтобы начинать работать. И даже если нет этого уровня, можно организовываться в маленькие команды с другими дизайнерами или менеджерами, кто может быть переводчиком на коллах с заказчиками. Кто-то знает английский — кто-то владеет техническими скилами.

#2. Умение презентовать себя и свою работу. Кроме структурированного CV и портфолио, нужно подготовить сжатый и емкий спич, чтобы за 5 минут рассказать о себе. Пропиши план самопрезентации, попрактикуйся перед зеркалом, запиши себя на видео — это точно поможет во время реального созвона. 

Подскажи, где сейчас искать работу украинским дизайнерам.

Выходить на площадки, где есть западные компании. Это тот же дрибббл, линкедин, апворк. Можно писать компании напрямую, если знаешь, где хочешь работать. Или просто ищешь компании через линкедин и, если видишь, что у них есть вакансии, — пишешь. Можно через личные сообщения эйчару, это тоже ок.

На что могут рассчитывать наши специалисты, учитывая нынешнюю ситуацию?

Я на себе почувствовала, что спрос стал выше, так что думаю, именно для украинцев сейчас возможностей намного больше, чем было раньше. Появляются локальные сайты — UAtalents, Jooble, — там «сводят» тех, кто ищет дизайнеров, и специалистов из Украины, которые ищут работу. Появляется виртуальная инфраструктура. 

Не могу сказать, что если ты украинец, то сразу получаешь работу. Фокус остается на пользе, которую можешь принести компании. 

Посмотреть курс

Если рабочий оффер уже есть, как вести себя, чтобы классно себя зарекомендовать?

Я бы не сказала, что нужны какие-то фишки. Просто классно работать — уже достаточно. Делать немного больше, чем от тебя ожидают. Например, создать два варианта дизайна вместо одного или сделать не просто макет, а прототип. Это работает для любых клиентов. 

На самом деле у нас очень талантливые дизайнеры — и дизайн на классном уровне. Возможно, с UX у нас немного хуже, но с UI все очень хорошо. 

Как ты себя поддерживаешь прямо сейчас?

Во-первых, я ограничила время на чтение новостей, особенно утром. В первые дни войны, как только просыпалась, сразу брала в руки телефон, читала новости в каналах и медиа — и уже не могла думать ни о чем другом, кроме как о том, что где-то кого-то убили, что-то подорвали. Я погружалась в отчаяние, работать в таком состоянии было нереально. Потом я поняла, что пользы от этого никому нет.

Во-вторых, пытаюсь придерживаться режима — нормальный сон, еда, минимальная физическая активность. От этого очень зависит продуктивность. 

В-третьих, я волонтерю, если есть возможность, — даю бесплатные консультации для дизайнеров. Могу посмотреть портфолио или резюме и дать фидбек. Отвечаю на вопросы, которые возникают. 

Я не могу и не хочу идти воевать. Моя война — в сфере, где я могу быть воином. Так что пытаюсь делать то, что могу, в своей работе и той ситуации, в которой я оказалась. 

И еще я планирую. В первые дни казалось, что завтра мы проснемся — и все закончится. Потом наступает завтра, а потом еще одно завтра, и еще, и еще — а война продолжается. Так что я решила, что приму эту часть жизни как данность и буду планировать что-то на неделю, на месяц. Когда война закончится, можно будет просто изменить планы.

Мы умеем адаптироваться — нужно этим пользоваться.

Как ты поймешь, что готова вернуться в Украину, — каким должен быть этот сигнал?

Мы победили, все спокойно, можно возвращаться. Это самая крутая новость, которой мы ждем.

А какой проект реализуешь сразу после возвращения?

Еще до того, как началась война, я начала делать курс для дизайнеров, которые хотят выйти на международный рынок. На самом деле было бы круто заниматься курсом уже сейчас. Это как никогда актуально для тех, кто потерял работу.

И еще раз хочу сделать акцент — у нас крутые дизайнеры. Не нужно считать, что если нет опыта в работе с иностранными клиентами, то ты вообще ничего не можешь. Это не так. Главное — просто делать маленькие шаги. Я хочу, чтобы люди, которые потеряли работу, как можно быстрее снова смогли работать.

Поделиться материалом