Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Никита Мекензин, Юля Проворченко: «Монтаж — работа для очень усидчивых»

Видеокреаторы — о роликах за $4, опасности пресетов и умном распределении сил.
card-photo
card-photo
Маша
Короткевич

Автор в SKVOT

7 февраля, 2022 / Видео и кино / Статья

3000 на двоих — это много? Смотря чего. Если смонтированных видеороликов — то точно да. Именно столько видео для брендов создали Никита Мекензин и Юля Проворченко за свою карьеру.

Ребята познакомились на курсе по filmmaking, куда пришли апгрейдить скилы. Они быстро нашли профессиональный мэтч и зафаундили студию Cofounder. На сегодня команда успела поработать с Visa, агентством Gres Todorchuk PR, KAMINSKYI, Rozetka, «Нова Пошта» и не только.

Юля и Никита свою работу любят, но не идеализируют. Ребята честно рассказали о том:

 

Как вы познакомились с Adobe Premiere и к чему это привело?

Юля: Мой первый монтаж был в софте Sony Vegas :) В 2013 я работала в детском лагере на море. Он был суперсовременный: без подъема и отбоя по часам, походов в столовую строем. Для детей работали разные кружки. 

Я вела кружок журналистики, но он не пользовался особой популярностью. Как и кинокружок, который вела моя подруга. И мы решили их совместить — дать детям задачу делать выпуски новостей лагеря. «Журналисты» придумывали сюжеты, «киношники» снимали, а подружка монтировала ролики. Мы каждый вечер смотрели новые интервью — и дети были в восторге.

После окончания своей смены моя partner-in-crime уехала — и мне пришлось выкручиваться самой. До этого я никогда не монтировала, но подумала: «Что тут сложного?» и открыла Sony Vegas. Первый выпуск к вечеру сделать не успела. Но через день разобралась — и мне понравилось.

Через три года эта история забылась, я начала работать в партнерской сети для видеоблогеров AIR. Там я наслушалась, как вести ютуб-каналы, и подумала, что тоже смогу. Предложила магазину подарков «Штуки» вести их ютуб-блог. Они согласились — и я снимала и монтировала обзоры на подарки, по $4 за ролик.

Тогда я перешла на Adobe Premiere, хотя сначала было очень непривычно. Я возмущалась: «Что за дебильная программа?»

Через пару месяцев «Штуки» позвали к себе на постоянку и я собралась увольняться из AIR. Но руководитель их продакшена вспомнил, что ему понравился отчетный ролик, который я смонтировала, и позвал меня в свой отдел. Они делали ролики для блогеров и компаний партнерской сети, у которых были свои ютуб-каналы.

Я решила остаться в продакшене. Там я и прокачалась в Adobe Premiere, задавая вопросы пацанам, которые умели больше, чем я. Очень благодарна им за это.

Никита: Я с 2005 года занимался фотографией. Когда у меня появилась камера Nikon D90, которая умела снимать еще и видео, я решил это попробовать.

Мой брат уже разбирался в монтаже и установил мне Adobe Premiere. Помню, я звонил ему в час ночи, чтобы спросить, где какая функция. Он показал мне Speed Duration (чтобы ускорить видео) и две кнопки: С и V. Так я смонтировал первый клип: я сам себя стригу под Esthetic Education.

Брат дал мне важный совет: устанавливать программы только на английском, без локализации. Сначала я ничего не понимал и просил «нормальную» версию. Но потом до меня дошло: на языке оригинала осваиваешь программу более полноценно.

С 2012 по 2016 я проработал в журналистике, снимал для «Громадського телебачення» сюжеты с Майдана. На медийном конвейере я отточил работу с «горячими клавишами» и умение делать все быстро — от постановки задачи до выпуска материала проходили часы.

Несмотря на жесткие дедлайны, мы старались сделать монтаж оригинальнее. Даже соревновались с коллегами — экспериментировали, подкладывали музыку (хотя в журналистике «художественность» не приветствуется).

Посмотреть курс
 

Из журналистики я ушел в Украинскую академию лидерства главой in-house продакшена — создавал контент вместе со студентами, у которых был ментором. Там я набрался софт-скилов и понял, что у меня есть опыт, который хочется направить на личный проект. 

Потом пошел на курс по filmmaking в КАМА и познакомился там с Юлей. Мы попробовали сделать вместе пару фрилансов — я снимал, Юля монтировала. Нам зашел стиль работы друг друга, и мы сделали свое агентство. Сначала работали из домов и кафешек, а за две недели до пандемии — сняли офис. Потом каждый день думали: «Ну нахуя?»

Что больше всего драйвит в работе монтажера?

Ю: Я люблю, как текст сценария превращается в видео. И еще — когда можно посмотреть на отснятый материал «третьими глазами» (не сценариста, не оператора) и предложить какие-то изменения.

Н: На монтаже может произойти волшебство — и это захватывает. Кино делается три раза: на листочке, на площадке и на монтаже. Когда есть куча классного материала — можно сделать даже лучше, чем планировал сценарист или режиссер.

Для меня монтаж скорее необходимость — потому что я как автор отвечаю за качество во всех процессах. Это работа для очень усидчивых — нужно подолгу концентрироваться. А я как собака: меня отвлекает солнце, лампа, люди за дверью. Они проходят мимо — и кажется, я слышу их запах :) Поэтому я договариваюсь с собой. Мне нравится работать рано утром — все либо спят, либо в дороге. Ну или поздно вечером.

Ю: Да, скучновато отсматривать материал, собирать «рыбу» (черновой монтаж). Потом начинаются прикольные процессы — например, можно сутками подбирать музыку, но когда находишь ту самую, чувствуешь себя молодцом.

Мне нравится стилизовать видео. Например, интервью или фэшн-ролик можно сделать совсем другими, если добавить тематические эффекты, переходы, титры.

Что нужно, чтобы начать монтировать?

Н: Чтобы создавать секвенцию (последовательность кадров), нужно освоить базовые кнопки C и V (а можно объединить их в одну «горячую клавишу») и Delete. Плюс надо научиться правильно экспортировать.

Всем желательно иметь насмотренность, высокую миссию и понимание, какое кино ты хочешь создать. Но мы прекрасно понимаем, что иногда нужно просто сделать то, что просят.

Кроме знания того, как работать с парой кнопок в программе, еще важно понимать, для чего тебе это видео. Во время первого локдауна я помогал друзьям запускать ютуб-каналы. На сегодня из пяти продолжает только один — потому что знает, чего хочет. 

Какие программы еще учить, кроме Adobe Premiere?

Н: Классно знать все: Photoshop, After Effects, разбираться в монтаже звука. Все это поднимает твою профессиональную значимость на рынке. Но какой толк понимать, как оживить титры, если ты это делаешь коряво? Просто знания софтов недостаточно — нужно учиться красиво их объединять.

Мы часто используем связку Photoshop + Premiere (чтобы расставить картинки, а потом их двигать) или Premiere + After Effects (для минимальных 2D-анимаций). Это помогает тратить меньше времени на работу — и получать классный эффект.

Ю: Можно сказать, что нужен Adobe Media Encoder, в котором обычно делается рендер, — но с этой задачей можно справиться и без него. На самом деле все функции в создании видео можно закрывать в Adobe Premiere.

А недостатки у Adobe Premiere есть?

Н: Premier создали профессионалы для монтажа больших киношных проектов. Это очень объемная многоуровневая программа, которую невозможно изучить от А до Я. Тем более без чьей-то помощи.

Выбор программы — дело принципа и привычки. Кому-то нравится DaVinci, потому что он меньше глючит. Кому-то — Premiere, потому что лучше работает связка программ Adobe. Кто-то работает в Final Cut, потому что там все продумано и под рукой — можно работать просто тачпадом. Все программы созданы для своего потребителя.

Недостатки есть у любого софта. Premiere сильно загружает процессор и часто «вылетает». DaVinci, который изначально был заточен под цветокоррекцию, нагружает видеокарту.

Насколько мощный компьютер нужен для монтажа?

Н: Мощности компьютера никогда не хватает, потому что ты его постоянно испытываешь. Сильнее компьютер — сильнее проект.

Все зависит еще от вида и количества видеофайлов. Может, мы снимали презентацию на 12 камер и все нужно засинхронизировать в монтаже — и тогда требования к компу выше.

Если компьютер не тянет:

  • — покупаем новый компьютер
  • — если на это нет денег, берем более «легкие» проекты
  • — учимся оптимизировать ресурсы компьютера: закрываем браузеры, отключаем интернет, снижаем качество просмотра, делаем транскодирование («разжимаем» файл: он становится в три раза больше, но Premiere легче его читать).

С каким базовым компом можно заходить на курс?

Ю: Мне кажется, на каждом компьютере или ноутбуке можно монтировать — даже без видеокарты :) Все зависит от проекта. Например, на моем макбуке Pro 2019 года можно делать анонсы, сторис, небольшие проморолики. Монтаж с четырех камер лучше делать на более мощных машинах (например, с процессором Intel Core i7 и видеокартой 1050 Ti).

Как вы относитесь к пресетам и автоматизации?

Н: Это мое «любимое». Часто вижу в инстаграме рекламу: «Поднимем конверсию, увеличим продажи — видео за полчаса». А смотришь — это пресет за $20. Ни сантиметра человек не добавил, а продает как свою идею.

Это портит рынок. Хороший моушн стоит дорого. Я бы делал пометку типа «Использованы пресеты» — как в медиа, которые на промотекстах честно пишут «Реклама».

Можно пользоваться пресетами, но это узкая дорожка. Их много, они красивые и в легком доступе. Качаешь — вставляешь — все несется. Но на этом не построишь карьеру режиссера монтажа. Профессионал сразу увидит твой уровень в портфолио.

Ю: Ты можешь использовать пресеты as is, а можешь чуть-чуть переделать. Передвинуть текст, поменять шрифт, цвета. Будет даже не особо понятно, что это по шаблону. Даже если понятно — ты хотя бы с ним поработал, а не втупую вставил.

Расскажите о своем самом любимом кейсе?

Н: Очень люблю работать с Visa — мы делаем контент для рекламного рынка, но это не реклама в лоб вроде «Наши сухарики — самые хрустящие! Попробуй и убедись!».

К летней олимпиаде Tokyo 2020 и зимней Beijing 2022 мы снимали истории про спортсменов. «Делаем storytelling» — так говорит чуть ли не каждая продакшн-команда. Но мы и правда его делаем, а не просто называем историями сюжеты, придуманные от начала до конца.

Какой проект был самым сложным и чему он вас научил?

Ю: Для проекта «Бизнес-трамплин» с Rozetka мы придумали, сняли и смонтировали 10 промороликов за 3 недели. Команду набрали минимальную: четыре человека съемочной группы и три режиссера монтажа.

Н: Для меня теперь важно не экономить на людях. Мы сократили команду в проекте — подумали, что сами с усами. Сделали его охуенно, очень быстро — но и дико устали. Юля потом восстанавливалась полгода.

Ю: Это было после первого локдауна, когда все посидели дома голодные. Нам были нужны деньги, и мы взяли на себя все — это было ошибкой. Да, ты умеешь быть продюсером, режиссером, оператором, монтажером. Но лучше сделать хорошо что-то одно. 

Очень много фрилансеров и придумывают креатив, и снимают, и монтируют. Мы когда-то такими же были. Но пока ты пишешь и снимаешь — ты уже устал, но надо еще смонтировать, а на это не остается никакой энергии. 

Тем не менее мы сделали проект офигенно. Прошло полтора года — и вообще ни за один ролик не стыдно.

Н: Но надо не забывать есть.

Ю: И устраивать выходные.

Сколько можно заработать на монтаже?

Н: Мы сейчас считаем сменами, потому что у нас команда.

Ю: В среднем смена монтажера стоит $100–150, один проект монтируется 2–3 смены. Если у тебя не уровень Pro — ты можешь монтировать 5–8 смен. Но никто не заплатит больше за то, что ты работаешь медленнее.

Сколько времени нужно на монтаж ролика, например, 30 секунд?

Ю: Дело не в хронометраже, а в задаче. Интервью на 25 минут из часового исходного материала с тезисами и титрами делается 2–2,5 дня. И видеопортрет-история на одну минуту — тоже. 

Н: Если мы «в материале» (снимали сами, помним catch-фразы), можем сделать анонс интервью за пару часов. А если кидают жменю кем-то отснятых файлов на 200 Гб и говорят: «Нужен 30-секундный ролик» — можно неделю разбираться, но так и не смонтировать.

Как думаете, чем ваше агентство привлекает клиентов?

Н: Мы находимся между фрилансерами и большими продакшенами. Пока мы работаем съемочной командой до восьми человек.

У команды больше возможностей, чем у одного фрилансера. Мы набираем ребят из своей сети: операторы, механики, гаферы (осветители). Делаем все in time и на профессиональном уровне.

От классных именитых продакшенов — Family, Esse House — нас отличает бюджет и (пока) отсутствие опыта съемок полного метра или рекламы для всемирных брендов. К большим продакшенам идут за масштабными проектами, а с остальным приходят к нам — у нас так же качественно, но сметы другие.

Ю: Мы делаем хорошо в сжатые сроки. И этим заслуживаем доверие.

Как планируете развиваться?

Н: Мы сами себя наняли — и сами работаем. И только недавно поняли, что не просто делаем проекты, а строим бизнес и уже имеем статус на рынке.

Мы научились показывать хорошие результаты. Теперь нужно научиться отрываться от процесса производства — и работать над бизнесом. Это задача для другого полушария мозга :)

Поделиться материалом