Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Маржела — почти невидимый визионер

Как Мартин Маржела изменил мир моды и искусства, нарушая законы и оставаясь в тени.
card-photo
card-photo
Ника
Варламова

копирайтер креативной студии kontora

22 ноября, 2021 / Fashion / Статья

Мартин Маржела — пример большой смелости в мире визуального искусства. Год за годом он не играл по установленным правилам, а создавал свои законы мира моды — при ограниченных ресурсах, но с армией последователей. Этот бельгиец стал виртуозом минимализма и одним из самых обсуждаемых перформеров, не мелькая на публике.  

Признание — не цель, а следствие деятельности Маржелы. Разбираемся, как этот фэшн-художник изменил правила моды и сумел показать миру бунтарскую, но по-настоящему тонкую эстетику wearable деконструктивизма.

Детские впечатления

Мартин Маржела родился в 1957 году в бельгийском городе Левен. Его папа был мужским парикмахером, и сын часто наблюдал за тем, как он работает. Что мальчика особенно интересовало, так это то, куда же деваются волосы после стрижки. Но никакого секрета там не было: волосы просто выбрасывались. 

Это было в целом логично, но не особо экономично. В фильме «Маржела: Своими словами» Мартин вспоминал, что однажды его мама предложила не утилизировать состриженные волосы, а делать из них парики — и продавать тут же, в парикмахерской. 

Отец был против: клиенты, которые там стриглись, его бы не поняли. Но мама от идеи отказываться не хотела. И через время открыла «ночной магазин париков» — у этой лавки были уже свои клиенты. Эти парики настолько поразили Мартина, что он (через много лет, когда войдет в мир дизайна) начнет делать из волос жутковатые, но невероятные жакеты.

«Волосатый» пиджак Maison Martin Margiela, осень-зима 2008/09: vogue.fr

Когда Мартину было 7 лет, он увидел по телевизору парижский показ мод. Особенно ему понравилась модель в летнем платье и зимних сапогах без носка. И как только показ закончился, Мартин сразу же отправился к своим куклам (да, он в них играл) и «подровнял» им обувь — отрезал носки. 

На этом эксперименты не закончились. Как-то раз юный Маржела — как настоящий художник — залил парики для своих кукол уксусом, чтобы изменить их оттенок. И это было не просто баловство: он хотел добиться такого же цвета, как у одного из платьев Pierre Cardin коллекции 1966 — его бабушка-швея сделала для него миниатюру этой модели.

Когда взрослые спрашивали маленького Мартина, кем он хочет быть, он уверенно отвечал: дизайнером одежды. Вроде бы ничего плохого: так он продолжил бы семейную традицию по линии бабушки, но друзья родителей выбор мальчика высмеяли. И мама с папой просто попросили Мартина о своей мечте не говорить. 

Посмотреть курс
 

Вдумчивый старт

Еще до того, как поступить в Королевскую академию изящных искусств в Антверпене в 1979 году, Мартин влюбился в образ Брижит Бардо. Ее естественная сексуальность, самоирония и свобода самовыражения стали для Маржелы «золотым стандартом» — его он будет транслировать в своих женских моделях.

После окончания академии и знакомства с «Антверпенской шестеркой» (коллективом дизайнеров-авангардистов, которые прославили бельгийскую моду на весь мир) Мартин переехал в Париж. Там он познакомился с Жаном-Полем Готье и стал его ассистентом. Забавно, что Готье порекомендовал ему открыть свой модный дом, а не работать на кого-то. Но Мартин все равно хотел начать с этой ступеньки — чтобы увидеть индустрию изнутри. 

Жан-Поль Готье (справа) и его ассистент Мартин Маржела (слева). Источник: crfashionbook.com

Мартин проработал в Jean Paul Gaultier два года, а в 1987 основал собственный бренд — Maison Martin Margiela — вместе с владелицей брюссельского бутика одежды Дженни Майренс. По словам Маржелы, если Дженни видела мир в черных тонах, то он — в белых. И еще они обожали японских радикальных дизайнеров — Кувакубо и Ямомото.

Тогда большинство дизайнеров стремились к пестрым, ярким, обтягивающим и вызывающим силуэтам, а Мартин и Дженни были сторонниками более спокойного подхода. «Меня всегда раздражали женщины, которым важно быть сексуальными. Я думаю, что ты либо сексуальна, либо нет. Это не зависит от того, обнажаешь ли ты грудь или ноги», — однажды сказала Дженни Майренс.

В конце 80-х настал подходящий период для философии Maison Martin Margiela. Те, кто был близок к миру высокой моды, стали более осознанными: начали думать о финансовом и экологическом кризисе, носить одежду из натуральных тканей, быть сдержаннее. 

Так, как надо, а не так, как говорят

Показ Маржелы в 1989 году изменил все. Подиумом стала игровая площадка в 20-м округе Парижа — и во время шоу на этом пятачке все так же бегали дети. Как будто не происходило ничего особенного. 

Вместо профессиональных моделей на этом показе были прохожие, друзья и знакомые, а вместо строгих приглашений — детский naïve art. Незадолго до показа Дженни и Мартин отнесли в местные школы картонки и попросили детей что-нибудь на них нарисовать:

Шоу вызвало «бум» в индустрии, но критики его не одобрили. Впервые модели выглядели не так, как им сказали, а так, как они сами предпочитали. «Он никогда не говорил нам, чего он хочет, — только то, чего не хочет. Ему нравилось, когда все выглядело так, будто девушки все сделали сами», — рассказывала Инге Грогнард, визажист Maison Martin Margiela, которая тоже работала на том показе. 

Анонимность — не безымянность 

Как модный дизайнер Мартин Маржела запускал коллекции на протяжении более чем десяти сезонов. Но он ни разу так и не появился на подиуме, чтобы зафиналить показ, — эту традицию в мире фэшна Мартин принципиально не поддерживает. И не только ее. 

Отсутствие имени Мартина коснулось даже бирок на одежде его бренда: изначально они были чисто белыми, а снаружи оставались только четыре белых стежка. Мартин и Дженни придумали такой ход, чтобы люди перестали смотреть на лого и начали фокусироваться на том, как вещь выглядит. 

Культовая бирка Maison Martin Margiela с четырьмя стежками. Источник: maisonmargiela.com

Юристы такой шаг не поддержали: по правилам, на бирке должен указываться бренд и производитель. Тогда Маржела и Мейренс пообещали, что напечатают название бренда на тыльной стороне своей бирки — но все равно этого не сделали. Вместо этого на ярлычок стали наносить цифры. 

Эти надписи похожи на бессмысленный набор цифр или комбинацию от сейфа, но у такого подхода есть практическое применение: 0, 1, 4, 6, 10, 11, 14 и 22 обозначают номер линии одежды — а остальные числа на бирке многие до сих пор пытаются расшифровать.

Бирка на платье Maison Martin Margiela. Источник: highxtar.com

В 90-е, когда в мире разбушевалась брендомания, отказ от лого был смелым решением. Чтобы довести эту идею до абсолюта, Мартин (вдохновившись работами сюрреалистов) начал скрывать лица моделей на показе париками и не только. Идея была в том, чтобы зрители смотрели на одежду, а не на тех, кто ее носит. И, конечно, это был отличный PR-ход — всем было интересно угадать, кто именно идет по подиуму. 

Переосмысление того, что под рукой

Мартин Маржела считается мастером деконструктивизма в фэшне. Он — тот, кто создал инструкцию по пошиву джемпера из трикотажных носков, жилет из разбитых блюдец и топ из пластикового пакета.

Маржела любит стройматериалы — настолько сильно, что даже ввел в одну из линеек сандалии-конструктор из двух подошв и одного мотка обычного скотча (да, тот, кто покупал эту обувь, сам приматывал черную подошву к ноге липкой лентой «из набора»).

DIY-сандалии Maison Martin Margiela. Источник: thefashioncommentator.com

Обувь Маржелы — отдельный культ, и начался он с первой коллекции. Тогда Мартин создал ботинки, дизайн которых был переосмыслением традиционной японской обуви таби с раздвоенным носком. В этих туфлях модели ходили по белой ткани на подиуме, оставляя за собой странноватые следы — как от копыт. Этот ход потом скопировали и Nike, и Balenciaga. 

Маржела перепридумал и способ контакта с прессой. Так, объявление о своем показе осень-зима 1989 года он разместил в обычной газете — за дешево. Потом выкупил нужное количество экземпляров, красным фломастером обвел свое объявление — и разослал эти копии лично журналистам, которых звал на показ:

Приглашение в газете на показ Maison Martin Margiela осень-зима 1989 года. Источник: anothermag.com

Ограничения — залог гениальных решений

Бизнес-партнер Мартина Дженни Майренс утверждала, что у них никогда не было денег — но они никогда и не были в долгах. Финансов всегда было достаточно ровно на то, чтобы двигаться дальше. 

Когда-то у Маржелы не хватало денег буквально ни на что. Поэтому для интерьера своего магазина он скупал старые вещи на барахолках. Чтобы разнородный хлам выглядел опрятно и унифицировано, он красил все в белый цвет. Выходило бюджетно, но круто.

Сейчас денег у Маржелы намного больше, чем на старте, — а сторы этого бренда остаются белыми. В примерочной одного из магазинов Maison Margiela есть белая дверь с надписью ortir. Эту дверь нашли где-то на улице — там было слово sortir (фр. — «выход»), но буква s отвалилась и безвозвратно пропала.

Ателье Мартина Маржелы. Источник: anothermag.com

Из-за ограниченного бюджета на старте Мартин Маржела ушел в апсайклинг: в 1991 году он создал коллекцию вечерних нарядов из дешевой одежды, купленной на блошиных рынках. В 1992 — пошил серию вещей из старых платков. Еще через год основным материалом для коллекции стали «списанные» подъюбники и театральные костюмы. 

Показ Maison Martin Margiela весна-лето 1993 года. Источник: vogue.com

По словам очевидцев, Мартин ходил по секонд-хендам и массово скупал там вещи. Перекраивая их, он не просто изучал устройство винтажных фасонов, но и вдохновлялся — и в итоге запустил отдельную линию Replica из одежды, купленной на барахолках, а потом перешитой. На бирках этой коллекции Мартин указал время и место, где нашел вещи, из которых создал новые наряды. 

Бирка на куртке из коллекции Replica. Источник: maisonmargiela.com

В 1994 году Мартин покрасил самые ходовые вещи из предыдущих сезонов в серый и назвал это Retrospective. Но не потому, что «исписался» — скорее просто хотел показать, что может позволить себе какую угодно странность. «К тому времени мы сделали 10 сезонов и прошли путь от полного непонимания до влияния на моду. Мода стала меняться в направлении, которое задал ей я», — рассказал Мартин в документальном фильме «Маржела: Своими словами».

Не показ, а перформанс 

Крутость вклада Мартина в моду не в том, что он эпатировал публику шаг за шагом. Культовым Маржелу сделало как раз особое видение. Сценография его показов обязательно подчеркивала идею, которую он закладывал в каждую вещь. 

Парковка, детская площадка, старый театр, метро или даже кладбище — все эти локации эпатировали фэшн-богему. Зато сейчас подход Маржелы цитируют «великие»: братья Гвасалия и их показ Vetements в парижском Макдональдсе или Раф Симонс с его мужской коллекцией среди битых бутылок и тающих свечей.

Мартин Маржела хотел, чтобы гости на показах не отрывали глаз от коллекций. Так, в 2006 году вещи меняли цвет прямо на подиуме: на белых платьях, рубашках, юбках и брюках свободного кроя висели — как сосульки — розовые и голубые куски льда. Когда он таял, белая одежда перекрашивалась на глазах у зрителей.

В 1997 году Мартин вышел за рамки своего деконструктивизма и решил провести необычную выставку вместе с микробиологом А. У. С. М. ван Эгераатом. 

Мартин взял 18 вещей из своих прошлых коллекций, перенес на одежду бактерии — и поместил в теплицы, специально построенные в здании Музея Бойманса ван Бёнингена в Роттердаме. Плесень размножалась на одежде очень быстро — цвет и текстура тканей менялись на глазах. 

Когда вещи трансформировались ровно до такой степени, как хотел Мартин, их надели на манекены — и выставили перед музеем. Находясь внутри здания, через панорамные стеклянные окна посетители могли видеть «живые» экспонаты Маржелы.

Выставка Maison Martin Margiela в Музее Бойманса ван Бёнингена. Источник: artguide.com

Побег от коммерции

Мартин Маржела не принимал моду такой, какой она была. Поэтому он ее перепридумывал — и играл по своим же правилам. Пока ему не надоело. Он решил выйти из этой сферы, хотя признается, что еще не все сказал индустрии фэшна.

С 1997 по 2003 год, кроме работы в своем модном доме, Мартин был креативным директором Hermès. Своими коллекциями для этого бренда он показал, что роскошь — это простота, тишина и спокойствие. Маржела заявил всему миру: человек, который не подчеркивает свое материальное состояние, выглядит богаче тех, кто кичится этим. 

В Hermès Мартина более чем признали. Его работе над брендом посвятили целую выставку — Margiela: The Hermès Years. Она вызвала ажиотаж, поэтому вместо одного раза ее показывали минимум три: в Антверпене, Париже и Стокгольме

Но что касается его дома, то в 2002 году контрольный пакет акций Maison Martin Margiela купила OTB Group, в которую входят Jil Sander, Marni и Diesel — а возглавляет группу компаний Ренцо Россо. Его взгляды не резонировали с видением Мартина, а больше соответствовали философии Diesel. Вскоре Маржеле пришлось покинуть собственный модный дом. Это случилось не только из-за разногласий с Россо — просто индустрия ждала от Мартина не того, что он мог ей дать

На посту креативного директора неожиданно для всех Мартина заменил Джон Гальяно. Это стало настоящей интригой. Если задуматься, то двух дизайнеров объединяла любовь к бунтарству, но подходы к нарушению правил у них противоположные: у Маржелы — интеллектуальная сдержанность, у Гальяно — страсть к бурлеску. Но бывший креативный директор Dior прекрасно справляется с наследием Мартина. 

Много лет никто ничего не слышал о Мартине Маржеле. До октября 2021 года, когда он объявил о своей первой выставке в парижском фонде Lafayette Anticipations. Среди  экспонатов — портреты знаменитостей, скрытых париками, или кожаный чехол, под которым неизвестно что. Все это — на 100% Маржела. Это наследие, которое никому не удалось ни купить, ни отобрать, ни изменить.

Подсказки Маржелы

Радикальные решения принесли Мартину Маржеле огромное признание. Его главная смелость — быть собой. Несмотря на запреты родителей, отсутствие денег, диктатуру индустрии. Маржела не стал тем, кем его хотели видеть, — но остался тем, у кого хватает смелости быть собой до конца. 

Если бы нужно было свести правила жизни Мартина Маржелы в кодекс, он был бы таким:

#1 Не стремись к успеху, а делай дело. Потому что успех — не результат, а следствие. Мартин Маржела не ставил себе цель быть популярным. Пока другие старались завоевать любовь толпы, он создавал то, что хотел, — и поэтому стал не первым, но уникальным.

#2 Сохраняй спокойствие. В статьях и фильмах о Мартине нет лишней драмы. Во всем, что он делал, — уверенное спокойствие. Это не про «тише едешь — дальше будешь», а про внутренний баланс и уверенность в цели. 

#3 Изобретай. Наивно считать, что можно придумать что-то абсолютно уникальное. Но это не повод быть довольным только тем, что уже придумал кто-то другой. Мартин брал предметы, которые были у него под рукой, чтобы их трансформировать. Его подход — соединять, изобретать, развлекаться.

#4 Не бойся разочаровывать. Мартин не оправдал ожиданий индустрии: он не стал делать то, чего от него хотели, но оставил наследие для других — тех, кто сейчас делает ему нежные оммажи или нагло цитирует. Чего сам Маржела хочет от этого мира — неизвестно. Может, он и сам не знает. 

Поделиться материалом