Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Мария Оз: «Я делаю то, что делается, — и получается то, что получается»

Иллюстраторка и режиссерка анимации — о красоте уродства, подходящем времени для старта в иллюстрации и формировании личного бренда.
card-photo
card-photo
Даша
Андрющенко

Авторка в SKVOT

13 сентября, 2022 / Иллюстрация / Статья

Все должны расти — и иллюстраторы тоже. Кто-то развивается в арт-директора, например, в издательстве, а кто-то — идет в анимацию и становится режиссером. Такой формат выбрала для себя и Мария Оз/Духовное лицо — иллюстраторка, которая любит (и создает) анимации.

Мария руководила отделом дизайна в департаменте бренд-коммуникаций в «Сильпо», как режиссерка создавала рекламу для IKEA, иллюстрировала для NIVEA, Mitsubishi, «Планета Кино». А одна из последних работ Марии — клип для Freel & Jamala «Коли закінчаться війни».

Мы встретились с Марией в зуме и поговорили о том:

Что больше всего повлияло на твой иллюстраторский стиль?

Мне повезло, что мой способ высказываться визуально привлекательный и вовлекает людей. Не могу сказать, что я специально что-то для этого делала — искала влияние, что-то трансформировала в себе. Я просто делаю, что делается, — и получается, что получается.

Но в общем на меня сильно повлияли автопортреты Шиле. В его рисунках просматривается, как можно что-то изуродовать — и не сделать это уродливым. Сделать так плохо, что аж хорошо.

Еще мне нравится наивное искусство (раньше его называли «примитивным», но потом до людей дошло, что не такое уж оно и примитивное). Я люблю смотреть на изображение, которое на первый взгляд может показаться детским, но на самом деле содержит в себе много смыслов.

Если говорить про анимацию, на меня повлиял чешский аниматор Ян Шванкмайер. У него по большей части пластилиновые мультики, очень сюрреалистичные. Когда смотришь их впервые, тебя удивляет каждая минута — и ты не знаешь, чего ожидать дальше. Несмотря на это, сюжет достаточно логичный, а история раскрывается до конца.

Анима — это душа. Анимация — это когда ты одушевляешь что-то, делаешь это живым, и оно начинает говорить само за себя. На мой взгляд, именно Яну Шванкмайеру лучше всех удается одушевлять вещи, которые в нашей фантазии не могли быть живыми.

Вообще я думаю, что вся красота искусства — в контрастах. Человек может ярко ощутить пиковые эмоции только тогда, когда видел или ощущал их полные противоположности.

Какие моменты жизни стали для тебя переломными — как для иллюстраторки?

Есть такой фильм — «Кошачьи миры Луиса Уэйна», он о художнике, который рисовал в основном котов. И где-то ближе к концу фильма там была фраза «в самые темные времена создаются самые прекрасные вещи». Так вот: в моей сознательной жизни я не помню настолько же сильного слома, как тот, который происходит сейчас.

У меня всегда была мысль, что художнику сложно что-то создавать про то, чего он не пережил (и учитывая, что больших потрясений в жизни у меня не было, с сюжетами всегда были проблемы). Но та травма, которую мы сейчас коллективно переживаем, — это именно то, что даст нам (и мне в частности) много тем для рефлексии, переосмысления и сублимации через искусство. А искусство — это всегда сублимация.

Проектов на украинскую тему теперь очень много. Как думаешь, сейчас мода на украинское?

Во всем мире Украина стала темой, которая всех беспокоит. И это мощный толчок для украинских художников: мы можем создавать выставки, иллюстрировать журналы, делать обложки изданий. Можем высказываться так, как хотим, и это правда помогает рассказать о том, что сейчас происходит в Украине.

Что касается украинской темы в работах иллюстраторов — не то чтобы они идут за модой. Скорее они эту моду создают. А вот «моду» я вижу в других проявлениях.

Например, я иду по улице — и мне навстречу идет человек в футболке с огромной надписью «Иди нахуй», и где-то там маленькими буквами «русский военный корабль». Буквально сегодня утром я заходила в магазин за водой, и на чудесной женщине, которая ее мне продавала, была футболка «Иди нахуй». Я просто жду, когда люди начнут носить одежду с надписью «Доброго вечора, ми з України, иди нахуй» — и круг замкнется.

Конечно, война накладывает свой отпечаток — и мы можем встретить коммуникацию брендов о байрактарах, джавелинах и «русском военном корабле». В этом нет ничего плохого (так люди выражают свой патриотизм), но этого многовато — и оно не до конца о нас, это все очень давит.

Важно не впадать в «шароварщину». Не создавать новый (но, по сути, тот же) образ украинцев в атласных шароварах и пластиковых веночках, которые поют песни за столом с горилкой (как нас изображали в советских фильмах, чтобы симулировать поддержку народов, которые входили к совок). Все эти навязанные образы потихоньку отходят — мы наконец начинаем понимать, насколько у нас богатая культура. И лучше держаться ее, а не создавать новую «симуляцию украинцев».

Как украинским иллюстраторам выстроить долгосрочные отношения с миром?

Многие украинцы сейчас работают за рубежом, берут коммерческие проекты и презентуют Украину в том числе через свои работы. Поэтому думаю, что долгосрочные отношения выстроятся абсолютно органично.

Все говорят, что интерес спадает, но я не уверена, что это так. Те, кому правда было интересно, продолжают интересоваться. Не верю, что о нас все забудут. Мы находимся в центре Европы — трудно забыть о людях в стране, которая так близко и где каждый день что-то происходит.

Как считаешь, в Украине сейчас подходящий момент для старта в иллюстрации?

Не думаю, что для старта в иллюстрации есть понятие «вовремя» или «не вовремя». Главное — мотивация и желание. Нельзя проснуться и решить: «Вот сегодня я буду иллюстратором». Если у тебя достаточно мотивации, ты начнешь.

Самое главное — ответить на вопрос, зачем ты это делаешь и что хочешь этим сказать. Если у человека есть что сказать и он выбирает иллюстрацию как инструмент для высказывания, то, скорее всего, у него все получится.

Чтобы быть иллюстратором, нужно уметь рисовать и знать профильный софт — как минимум. А что еще?

Зависит от того, какие иллюстрации. Я за классический подход (в детстве я училась в художественной школе и по образованию я — дизайнер интерьеров, поэтому изучала живопись и рисунок), и мне кажется, что лучше рисовать руками. Но если человек не учился этому в детстве или подростковом возрасте, то научиться рисовать руками — это долго.

Но если классической школы нет, это не означает, что нельзя быть иллюстратором — рисуй на планшете. Я даже знаю людей, которые рисуют не стилусом, а мышкой (но не понимаю, почему им хочется так страдать). 

Еще надо понимать, что разные материалы ведут себя абсолютно по-разному — и к ним надо адаптироваться. Когда у меня в руках iPad — то он подстраивается под меня, а вот когда в руках пастель — подстраиваюсь уже я.

Посмотреть курс
 

Ты не только иллюстрируешь, но и создаешь анимации. Как выглядит такой бриф — и что с ним делать дальше?

Как правило, мне достаточно информации от клиента про три вещи:

  • — что это за продукт или услуга
  • для кого создается ролик 
  • — что мы должны сказать
  •  

Бриф на анимацию требует большей детализации, чем бриф на иллюстрацию. В частности из-за того, что в анимации есть привязка к хронометражу и действиям, которые происходят в кадре.

Если проект приходит от рекламного агентства, они уточняют бриф за меня. Еще агентство часто берет на себя и написание сценариев. Но редко это сценарий именно под анимацию — чаще они под съемку-съемку, без учета нюансов. Например, на этапе сценария они еще не понимают, в какой технике и из какого материала (и какие у него свойства) хотели бы все создать. А от этого многое зависит. 

Поэтому я адаптирую сценарий под анимацию сама. Писать сценарий мне приятнее и удобнее — тогда я могу руководить процессом в рамках бюджета и возможностей.

Когда сценарий утвержден, я рисую раскадровку — схематический покадровый рисунок, с кратким описанием того, что и где происходит. Эти рисунки не должны быть красивыми, они должны быть понятными. Их может быть огромное количество, поэтому надо делать их быстро.

Если клиент не поймет «огурцы» (схематические рисунки), мы зовем художника, который специализируется на сторибордах. Это более детальные раскадровки, которые помогают сориентироваться, что будет в результате. На этом этапе мы понимаем, что помещаем в хронометраж, какие события будут происходить в кадре и с каких ракурсов съемка.

Потом я начинаю создавать персонажей. Я не очень люблю показывать черновики — проще показать готового персонажа и потом его изменить. После утверждения персонажей мы переходим к бэкграундам и/или второстепенным персонажам

Бывает, мы делаем мультик из пластилина или фетра. Тогда у нас есть художник по реквизиту, который именно по моим иллюстрациям создает куклу или другие объекты. И мы сначала утверждаем материал, из которого будет сделан персонаж, а уже потом его создаем.

Ты и режиссер, и аниматор одновременно. Как это совмещать?

Обычно я — режиссер или иллюстратор, или и режиссер, и иллюстратор. Сейчас уже не аниматор, потому что это человек, который только двигает все, что создано, согласно сториборду. 

Когда я только начинала, я сама себе была и аниматором, и режиссером, всем. Но потом поняла, что анимация как ремесло — это очень сложно. Круто это уметь, но это требует много концентрации, внимания и выдержки. Бывает, я оставляю своего аниматора утром, через 6 часов прихожу, а он только доанимировал один объект. 

Если приложить усилия, я могу и анимировать — но лучше делать то, что больше нравится. Поэтому я режиссирую: объясняю, что хочу получить, — а аниматор делает это ручками и часто предлагает свое видение движения, которое бывает удачнее моего, потому что он разбирается лучше.

Какие запросы попадают к тебе чаще всего?

Я была бы счастлива, если бы клиенты или агентства говорили: «Привет, приходи к нам режиссировать — и все». Или, например, рисовать и режиссировать. Но обычно ко мне обращаются за полным пакетом. Это, наверное, называется «проектом под ключ». 

Однако я гибкая к любой прихоти клиента и без вопросов внесу правки. Даже если считаю, что нужно по-другому. Если клиенту это важно, то это важно. Главное — чтобы ожидания совпадали с моими возможностями и от меня не требовали делать что-то в другом стиле. 

Недавно мы делали музыкальный клип для Джамалы и Freel «Коли закінчаться війни». Там даже правок почти не было — им все нравилось, потому что они заранее посмотрели мои работы и знали, что хотят именно так. Это идеальный вариант.

Как ты даешь знать, с чем конкретно тебе хотелось бы работать на этом этапе жизни?

Я транслирую это через социальные сети. Выкладываю в инстаграм по большей части те работы, которые мне нравятся, — и то, что не слишком рекламное. Мы как-то снимали ролик, и это была именно рекламная реклама. Было бы странно постить ее в свой инстаграм (работа по запросу клиента, хорошо сделанная, но она и так уже всех по телевизору задолбала).

Я бы с удовольствием режиссировала не только анимацию. Но мне не предлагают, потому что в моем портфолио нет других примеров, кроме анимации. 

Перед полномасштабным вторжением россии я выиграла грант от Держкіно на съемку короткого метра. Это должна была быть кукольная анимация, где главный герой — кот. Но по понятным причинам гранты в этом году не выплатили и съемку мы отложили. 

Но я надеюсь, что когда-нибудь мне удастся снять короткометражный фильм — а потом полнометражный, и добавить туда и анимацию, и иллюстрацию.

На что никогда не согласишься в работе с заказчиком?

Я не соглашусь на сотрудничество с россиянами. Не буду делать объективно манипулятивные вещи, которые давят на эмоции просто ради того, чтоб надавить на эмоции. Нечестно так делать.

У тебя яркий личный бренд. Сложно ли его развивать?

Существуют и не очень публичные художники — никто не знает, как они выглядят, но их творчество популярно и ценится. Они создают вокруг себя легенду, и это подогревает интерес. Но в современном мире можно транслировать себя не только через искусство, но и показывать, кто ты есть, и делиться мыслями не только в визуальном мире.

У нас много классных художников, которые не очень-то ведут соцсети. Это и правда непросто. Инстаграм требует от тебя больше, чем просто показывать свои работы, — надо показывать свою жизнь. А к этому не все готовы. 

Я рисую и снимаю видео об этом — но могу снимать сторис о том, как, например, хожу в спортзал (потому что я это люблю). Я пытаюсь соединять жизнь и творчество — это и формирует личный бренд. 

Круто, когда ты — не только картинка, но еще и личность. Потому что людям обычно интересен персонаж, они намного активнее на это реагируют.

А теперь — блиц. Скажи, что для тебя лучше: проект на неделю или на год?

На неделю. Я спринтер — мне проще не спать неделю, чем год. В моем опыте есть проекты, которые длились 3 месяца, — и так было потому, что они затянулись из-за ужасной дискоммуникации. На самом деле я была бы рада проекту на год, но в основном у меня проекты на неделю или месяц.

Твой идеальный бриф.

Бриф, где есть ответы на три вопроса: «что?», «зачем?» и «когда?».

Визуальная метафора к твоей жизни.

Мне кажется, что я существую в каком-то абсолютно безумном фильме Ларса фон Триера или Даррена Аронофски, где каждый новый кадр — это сюр. Вроде бы все в порядке, но происходит что-то очень ебнутое.

Поделиться материалом