Skvot

Mag

Skvot              Mag Skvot Mag
Курсы по теме:
Лена Сахарова: «Самая большая ошибка дизайнера — хотеть поскорее стать арт-директором»

Мультидисциплинарный дизайнер об экзистенциальной зрелости и опасности тотального упрощения.

card-photo
card-photo
Ханна Руденко

Редактор в SKVOT

Лена Сахарова — дизайнер, в котором смешались UX, графика, экспириенс-дизайн и много эмпирического. Она создает пронзительные коллажи в скетчбуках для себя и мощный продуктовый дизайн для клиентов — ВТБ, «Открытие», Wayray, Vigbo, Digital October Center и других.

В дизайне Лена работает уже больше десяти лет, но уверена, что сами по себе годы «ничего не значат». Она считает, что можно заниматься чем-то долго и не развиваться — а можно выйти из коробочки и за три года развиться максимально. Поговорили с Леной о том, как она челленджит себя и

 

У тебя много профессиональных проявлений. В каком тебе комфортней?

Не могу отнести себя к какому-то одному виду дизайнеров и сделать на этом акцент. Как дизайнер я сочетаю в себе сразу несколько направлений, и одно вытекает из другого.

В какой-то степени тут и интерэкшн-дизайн — дизайн интерфейсов с учетом человеко-компьютерного взаимодействия. И UX, но на поверхностном уровне — общие приемы. И экспириенс-дизайн — учитывание паттернов поведения человека во время взаимодействия с диджитальным и реальным миром. И продуктовый дизайн — как понимание бизнес-задач, которые нужно закрыть, и технологий, с помощью которых можно это сделать.

Профессиональная область и компетенции дизайнера расширяются — и ты уже решаешь не только интерфейсные проблемы. Бывает, клиент говорит: «Нужен сайт, вот вводные». А ты видишь, что было бы правильнее спроектировать пространство в магазине или сделать приложение — и помогаешь с этим.

Сейчас ты независимый дизайнер. Как тебе в этой роли?

В любом случае я работаю не одна. Покрыть все задачи продукта одному не получится. Когда подключаешься к проекту, там либо уже есть команда, либо ты ее собираешь.

Я работала в 29 компаниях и горжусь этим опытом. Всегда уходила только потому, что не видела развития для себя. Сейчас я работаю независимо только потому, что еще не нашла команду единомышленников, с которыми мы бы вместе развивались. Мне хочется не тянуть других, а расти с теми, с кем разделяю ценности.

Сейчас мне проще приходить на проекты и выполнять задачу. Понимаешь, что с этой командой не будешь работать годами и ее не нужно развивать — и просто занимаешься своей зоной ответственности.

Я стараюсь работать с руководителями направлений или непосредственно с основателями — тогда можно влиять на решения. Цель менеджеров проектов — просто закрыть задачу, с ними ты становишься исполнителем. Но это не то, что мне интересно, и не то, чем должен заниматься дизайнер.

Должно быть так: «Вы говорите, что хотите поменять, а я рассказываю, как это сделать».


Сайт Balance — арт-дирекшн и веб-дизайн Лены Сахаровой

Какой была бы твоя дрим-тим?

Мне хочется, чтобы у людей в команде была своя четкая позиция, чтобы на них не влияли тенденции. Чтобы они были зрелыми — не в плане жизненного опыта, а скорее относительно восприятия жизни.

Раньше мне, как и любому дизайнеру, очень хотелось быстрее дорасти до арт-директора, потому что это же руководитель. Креативным директором тоже хотелось стать. Но желание «посидеть на всех стульях» — самая большая ошибка.

Со временем я поняла: кажется, что ты уже готов стать креативным или арт-директором, но эмоционально можешь оказаться еще не совсем зрелым для этого. У тебя есть амбиции, но нет адекватной оценки ситуации. Рвешься в бой, а потом понимаешь, что костюмчик немного не по тебе.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от eessoo (@hey.eessoo)

Нужно понимать, что ты неизбежно станешь арт-директором — вырастешь и будешь готов. Но отчего-то нам кажется, что эту ступень нужно перескочить как можно скорее.

Есть мнение, что руководителям больше платят. На самом деле, не факт, что твоя зарплата на этой должности будет выше, чем у дизайнера из другой компании или сферы.

В роли креативного директора я чувствовала себя оторванной от дизайн-процессов и завидовала дизайнерам. Приходила и думала: «Блин, вы сейчас тут будете создавать классные вещи, а я вот только хожу по встречам и пытаюсь утвердить концепцию, которую в итоге реализовывать будете вы».

В этот момент я поняла, что «дизайнер» во мне — первоначальное. Я не взяла от этой ступеньки все то, что должна была и хотела бы. Оказалось, что я дизайнер, который стал креативным директором, а не креативный директор, который был дизайнером.

Насколько тебе сложно быть и дизайнером, и художником?

Я четко разграничиваю эти роли. У меня нет желания самовыражаться в продукте и проекте клиента. У него своя аудитория и восприятие, и я не могу позволить себе сказать: «У вас блокчейн, но давайте тут будут графические росчерки». Ты просто подведешь клиента, если начнешь так делать.

Есть искусство — там ты вне контекста социума создаешь эмоционально сильные вещи. И есть дизайн — и тут ты не можешь себе позволить быть вне контекста социума, вне планов клиента.

Работая креативным директором, я сталкивалась с дизайнерами, которые хотели оставаться в своем стиле всегда. Им нравится конструктивизм или киберпанк — и только в этом стиле они создавали свои диджитальные и графические вещи. Я старалась давать им проекты «под них».

Но потом я поняла: в дизайне нет самовыражения. Там есть креатив, но не в чистом виде, а в миксовании того, что уже существует. Комбинациями придумываем новую форму восприятия — к устоявшимся вещам добавляем личный взгляд, и они начинают восприниматься по-новому.


Приложение Kript — дизайн Лены Сахаровой

Когда говорим про дизайн сайта, сразу представляем: хедер с меню, скроллинг страниц. Есть принятая структура, но и ее можно переосмыслить. Те же молодые дизайнеры находят свежие подходы, форму высказывания, восприятия. Например, скроллишь страницу — а там поп-апы, как окна на экране персонального компьютера.

У молодых ребят много решений, которые можно покритиковать, но они просто пока более свободно мыслят — еще не так зашорены.

Это связано именно с тем, что новое поколение видит по-новому?

Это связано с новым временем. Вот был постмодернизм — человек отождествлял себя с вещью, менял ее, а она его. Сейчас мир переходит к метамодернизму. Ничего не перерабатываем, а по сути забываем прошлое и существуем только в настоящем.

Например, сейчас возвращаются 90-е — и они переработаны безотносительно прошлого. Если бы связь с прошлым была, мы бы себе сказали: «Почему я слушаю “Руки вверх” в 2020? Потому что плясала под них раньше!». Но нет — это модно сейчас, потому что модно сейчас. Без ностальгической привязки.

Еще не до конца понятно: «Мы эволюционируем и что-то перерабатываем, либо же все-таки создаём что-то новое?». Но все больше начинаем жить не просто в прошлом-настоящем-будущем, а в симультанном мире — где реальность как нечто общее, без конкретики, точки.


Сайт Dandelion Seed — арт-дирекшн и веб-дизайн Лены Сахаровой

Молодые ребята воспринимают все в целом. Тот же интерактивный дизайн складывается из двух элементов: диджитал-среды и человека в ней. Но молодые дизайнеры это так уже не видят — для них это все уже цельное, само собой разумеющееся.

Был ли проект, который что-то в тебе перевернул?

Недавно неожиданно для себя я задумалась: «Где в системе заказчик-пользователь нахожусь я?». Вот есть бизнес-задача: контролировать движения пользователя, чтобы дать ему полезные рекомендации или улучшить его паттерн поведения. Но этично ли это?

Например, раньше человек покупал автомобиль — и это как-то говорило о его статусе, его отождествляло. Сейчас нас перевели на каршеринг, рассказав, как это хорошо и экономно. Но индивидуальности в этом нет. Сперва тебе все равно, на какой машине едешь, — тебе удобно. Потом появляется сервис lot 2046 с подпиской на базовый гардероб — и вот уже неважно, в какие вещи одеваешься, тебе тоже просто удобно. Твоя личность стирается.


Скриншот сетки на Instagram-странице сервиса lot 2046

Год назад я работала на проекте и спросила себя, как изменится жизнь пользователей этого продукта. В моменте — я улучшала их жизнь, но в прогрессии она не становилась бы лучше. Я отказалась от этого проекта и в целом стала чуть иначе относиться к тому, какие клиенты ко мне приходят. Задумалась, как моя работа повлияет на жизнь людей в будущем.

Я не могу назвать тот продукт, но приведу пример сервиса, от которого сама пострадала. Это приложение Must, которое позволяет отмечать просмотренные фильмы. Вроде бы ничего криминального, но тебя постоянно стимулируют смотреть кино.

Сначала день или два ты просто добавляешь фильмы. Потом есть свободное время — и: «О! Нужно посмотреть еще 10 фильмов, чтобы продвинуться в рейтинге». Через месяц я подумала: «Где в этом моя жизнь?».

Намного проще забить время вином и Netflix, чем выбраться из дома, чтобы пойти в музей, встретиться с друзьями, позаниматься спортом. Ты живешь проще, но в какой-то момент понимаешь, что тебя ничего не радует — и это потому, что не прилагаешь ни к чему усилий.

Но ведь задача бизнеса — упрощать жизнь и на этом зарабатывать?

Да, но можно и зарабатывать, и помогать людям. Сервис по поиску работы хуже твою жизнь не сделает, но при этом он упрощает процесс и меняет твое привычное поведение.

Я смотрела кино и без Must — но он спровоцировал меня смотреть намного больше, бегая за рейтингами. Нужно это все пережить, осознать — и только потом получится отпустить.

Ты осознаешь тренды и их влияние?

Жизнь любого тренда можно описать как гиперболу. В моменте зарождения он находится внизу этой кривой, потом потихоньку начинается восхождение. Затем он становится на плато — и движется вниз, становясь мейнстримом.

Очень важно подмечать тренды, которые только начинают восхождение. Тогда есть возможность на них влиять.

Как дизайнер может это сделать?

Есть экспресс-тренды — живут один-два дня. У них быстрое нисхождение и очень маленькая точка плато. На такие тренды нельзя повлиять. Только успеешь подумать: «О, классно», как это что-то распространяется и быстро забывается.

Но есть и долгоживущие тренды. Например, экология. Восхождение этого тренды было очень медленным, и в этом процессе формировались «крючки», с помощью которых можно было вовлечь людей.

Например, возможность помогать Гринпису собирать мусор в разных частях мира и подписки на дизайнерские браслетики из переработанного мусора с Бали. Потом начался бум на этичную продукцию. Заговорили о хэндмейдерах и том, как люди работают — и обратили внимание на малазийцев, с которыми фэшн-бренды поступают неэтично. В итоге все пришли к мысли, что быть этичным и экологичным — очень классно.

Тот же мусор стал арт-объектом, и кто-то мог решить: «Ой, а я о таком применении не задумывался». И начал делать что-то в этом ключе, укрепляя тренд. В прошлом году я тоже ходила вдоль моря, собирала мусор и делала из него коллажи.


Арт-коллажи Лены Сахаровой из мусора

Сейчас многие делают арт из мусора именно под влиянием тренда. Видно, что они хотят просто в него влиться, а не рассматривают как возможность затронуть проблему. Если ты купил пластиковые стаканчики, чтобы сделать картину, и потом их выбросишь — это не про экологичность, а про желание быть «как все».

Когда ты видишь, что что-то набирает популярность медленно, с этим нужно работать и таким образом формировать.

Какие еще тренды есть сейчас?

Главная тенденция — упрощение. Раньше было так: «Ты — волк с Уолл-стрит, зарабатывай, беги по карьерной лестнице». Потом ситуация развернулась: «Работа — это вообще не классно, давайте переходить на фриланс и аутсорс. Вы можете плавать в океане, работать и жить полноценной жизнью».

Появился новый месседж: «Расслабься». Хочешь ничего не делать — ничего не делай. Живи в свое удовольствие, не напрягайся. Хочешь что-то изучить — запишись на курсы, там разжуют.

Массовое упрощение жизни и желаний — глобальное течение, которое приводит нас к тому, что мы не будем знать, чего хотеть. Все станет безынтересным. Тенденция «простого расслабления» — страшная. Мне кажется, она уже совсем близко к своей вершине.

Пять с половиной миллиардов людей на Земле ежедневно выходят в сеть расслабиться и поискать что-то интересное. Но что происходит в мире, когда все онлайн? Удобно управлять людьми и их восприятием, когда они постоянно в состоянии поиска нового, никуда и ничего не хотят. Они начинают только потреблять. 

Как это все отражается на дизайне?

В дизайне тоже происходит глобальное упрощение: сайты на базовом шрифте Arial — классно выглядят и всем нравятся, фото без фильтра — уже ок. Но человек не может находиться в балансе и начинает ситуацией злоупотреблять.

Усложнение уже было — от него мы пришли к упрощению. Сейчас снова должны придумать что-то сложное, но уже трансформировать это «что-то» по-новому. Вот даже если взять неоморфизм, который взорвал дизайн-паблики, — переосмысленный скевоморфизм уже стучится к нам в дверь.

Вообще думаю, что адаптив для мобильных устройств как вид дизайна уйдет. Уже наблюдаю его неактуальность и неповоротливость. Боюсь предположить, но мобильные версии сайтов, скорее всего, будут разрабатываться отдельно от основного сайта компаний и покрывать вопросы клиентского мобильного трафика.

Как ты относишься к дизайн-образованию?

Я не получила хорошего базового образования в сфере дизайна. Очень жалею, что мне никто не рассказал про сетки и как с ними работать. Единственное, откуда я могла это узнать, — из книги Яна Чихольда «Новая типографика». Прочитала ее и подумала: «Как, оказывается, все структурировано может быть!».

Очень хорошо, что сейчас есть курсы — так появляется некое фундаментальное образование, институция дизайна с основоположениями. Когда я училась в «Икре», нам рассказывали, как смотреть на эту задачу с разных сторон и искать решения. Но чтобы решить задачу, нужен был инструмент. Его мы осваивали самостоятельно.

С одной стороны, это плохо — никто не рассказывал про сетки и то, как подготовить макет для верстальщика. С другой — ты понимал, что «не пиксели двигаешь», а занимаешься исследовательской работой, прежде чем сесть и воссоздать идею.

Любое образование — это хорошо, но вопрос, как его позиционируют. Школы часто обесценивают профессию дизайнера. Говорят: «Дизайнер зарабатывает энное количество денег в месяц. Вот тебе возможность быстро войти в профессию». И получается, что мотивация студента: «О, смогу нормально зарабатывать!».

Когда лектор говорит: «Нужно рисовать кучу плакатов, чтобы развить графический стиль, выкладывать их на бихансе, зарабатывать ачивки и вести красивую инсту», вспоминаешь Стефана Загмайстера. Этот графический дизайнер ножом выцарапал у себя на теле плакат. Один готов себя в жертву приносить, чтобы показать, что графический язык может иметь различные формы, а другой за счет графического языка хочет увеличить количество подписчиков. Вот оно, разное отношение к профессии.


Плакат Стефана Загмайстера для лекции в AIGA Detroit. Источник: moma.org

Ты раньше преподавала. Как тебе в этой роли?

Последний шанс себе как преподавателю я дала в прошлом году — вела в Британской школе дизайна небольшой блок, на месяц. Мне было тяжело, потому что мой профессиональный опыт складывается из эмпирического, экзистенциального.

На презентации клиенту не нужно углубляться в то, с помощью каких приемов мы добились результата. Но чтобы передать навыки студенту, их нужно описать и собрать в блоки. Только вот если что-то получилось, оно получилось благодаря внутреннему драйву. Ты опирался на какие-то паттерны, а их переработал у себя в голове. Но как именно и чем ты руководствовался, не объяснить.

Мой дизайнерский опыт шире и глубже с точки зрения чувств. Не хочется все сводить к инструментарию, потому что тогда пропадает магия, которая существует для меня самой. В этом году я отказалась преподавать, мне не нравится учить.

Что посоветуешь молодому дизайнеру?

Выходить из своего ареала обитания. Если следить за дизайнерами из больших корпораций, это вряд ли принесет что-то, кроме того, что ты будешь знать, над каким продуктом они работают или на какой конференции про этот продукт рассказывают. Это не позволит выстроить профессиональный путь, потому что у каждого он всегда индивидуален. Ну и, конечно, это не даст понимания того, как решать собственные рабочие задачи.

Дизайнер создает работы не для дизайн-сообщества, а для пользователя. Значит, он должен его изучить и немножко понять его образ жизни. Чтобы создать что-то действительно новое, нельзя просто комбинировать — нужно еще привнести собственное восприятие. А откуда его взять, если крутишься только в профессиональном сообществе? Нужны другие входные данные, другое окружение, другой взгляд.

Освоить базис. Веб-дизайнеру, графическому дизайнеру крайне важно разобраться, как работать с сетками. Это сильно упростит его жизнь. Когда ты молодой, думаешь: «Блин, я сейчас трачу время на эти сетки, а куча людей уже что-то делают и деньги зарабатывают». Но зарабатывать деньги можно и элементарно копируя.

Если понимаешь, что дизайн — не только зарабатывание денег, но и возможность быть порталом между продуктом и пользователем, ты относишься к нему по-другому. Ты знаешь, что формируешь эстетическое видение, влияешь на впечатления людей, их настроение, решения и жизнь.

Поделиться материалом
РАССЫЛКА SKVOT

Раз в две недели мы отправляем новые публикации и анонсы курсов на почту