Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

«КУРАТОР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА» на личном опыте

Интервью со студентками первого потока: свой проект, лайфхаки и взгляд на кураторство.
card-photo
card-photo
Ханна
Руденко

Редактор в SKVOT

1 апреля, 2021 / Искусство / Статья

Некоторые считают, что миссия куратора — придумать крутую концепцию выставки и гордо передать ее на реализацию. Эти некоторые сильно ошибаются. 

Задача куратора современного искусства — не просто почувствовать художников, уловить идею их практики и перевести ее в значения, интересные людям. Он — тот самый человек, который почти что (а иногда и буквально) своими руками формирует выставку, объясняет ее идеи и подогревает к ней интерес на всех этапах.

Теорию и практику работы куратора современного искусства на своем SKVOT-курсе объясняет Маша Вторушина. Поговорили с тремя студентками первого потока, чтобы узнать, как они учились и создавали свою первую цифровую экспозицию.

«Куратор — проводник между зрителем и художником»

Даша Канцур — 24 года — PR-специалист

Расскажи о своем бэкграунде.

Я училась PR и рекламе, а недавно окончила магистратуру в Германии в медиа и коммуникациях. После защиты диплома образовалось немного свободного времени, и мне захотелось погрузиться в сферу искусства — попробовать понять, как устроен арт-менеджмент.

Ответы на какие вопросы ты искала на курсе? 

Глобального вопроса не было. Мне хотелось познакомиться с людьми, которые занимаются искусством, и посмотреть, чем они живут. Просто соприкоснуться с этим миром, скажем так. 

Раньше меня интересовало классическое искусство, а сейчас — все больше современное. Я не художник и не куратор, но было интересно больше узнать об этой сфере. 

Какая лекция или тема запомнилась больше всего?

Не могу выделить одну. Помню, что энтузиазм у меня (и не только у меня) вызывали лекции, на которых Маша объясняла практические шаги. Хотя в теории тоже было довольно приятно — когда звучали знакомые имена или события в сфере искусства, появлялась приятная мысль: «Вау, да я уже в теме!». 

Ощущение, что мы уже по-настоящему входим в тему профессии куратора, возникло где-то в середине курса — примерно тогда, когда начались практические задания. Например, нам нужно было выбрать художника, провести с ним интервью и вычленить из его слов концепцию. Меня это безумно вдохновило — в голове была мысль: «Ого, я могу выбирать художника! От меня так много зависит!». 

Расскажи про свою экспозицию.

В рекомендациях инстаграма мне часто выпадают интересные работы. И вот однажды на глаза попалась необычная, стильная картинка. Я заинтересовалась, подумала, что можно сделать выставку с этим художником, и написала ему. Все как-то спонтанно получилось.

Уже через день мы созвонились с автором — Лешей (который потом взял творческий псевдоним Кирилл Филиппов) — и начали общаться, договариваться. Выяснилось, что он почти мой ровесник, так что общение пошло совсем легко. Как раз во время первого разговора я и ухватила концепцию, которая легла в основу выставки. 

На созвоне Леша сказал, что ему интересна идея создания вещей из экологичных материалов, и добавил, что из своих картин и фото он тоже делает что-то новое. Я подумала: «О, это же ресайклинг, но в цифровом пространстве». Конечно, это не что-то экологичное само по себе, но заставляет людей задуматься о переработке. В итоге эта тема и стала основой экспозиции.

Во время подготовки выставки я много консультировалась с Лешей, спрашивала его мнение. Но мне было важно сохранить свой подход, так что иногда мы немножко спорили. Например, он предлагал размещать картины по цвету, а мне хотелось другой логики — сгруппировать работы в эстетике музыки 80-х: тут рейв, там — техно и так далее. Еще Леша хотел выкрасить стены в разные цвета — черный, зеленый, а я стояла на том, чтобы оставить «сырой», нейтральный серый. 

Это все было непростым моментом — и я даже советовалась с Машей, как быть, когда художник не согласен с твоим видением. Вроде выставка — это мое высказывание, но работы-то его. Маша посоветовала стоять на своем, но аргументировать свою позицию. 

Например, когда мы с Лешей обсуждали, какого цвета будет пространство, я поняла, что нужно объяснять ему свою позицию, отталкиваясь от концепции высказывания. Каждый элемент проекта должен быть с ней созвучен. Как зеленый коридор или черные стены могут быть созвучны экологии в цифровом пространстве? Никак. А серые стены? Максимально. Заводы по переработке материалов все серые, в индустриальном стиле. Я так это аргументировала — и Леша согласился. 

Твои must dos в организации экспозиции.

Так как я все-таки работаю в коммуникациях, эта часть в подготовке экспозиции мне кажется очень важной. Я бы советовала: 

#1. Держать контакт с художником. Очень важно общаться с ним на всех этапах. Слова — это наше все, любую проблему или конфликт можно решить, если объясняешь все грамотно и четко. 

#2. Коммуницировать с аудиторией. Не только до открытия выставки, но и после нее тоже — разговоры не должны прекращаться. Маша говорила, что даже после закрытия можно рассказать о выставке в соцсетях или медиа.

Например, у меня был план созвониться небольшой группой и обсудить нашу выставку. Просто поговорить. Это оставит у людей положительные впечатления — и они еще больше вовлекутся. И, может, мы придумаем еще что-то интересное. 

Как ты понимаешь роль куратора современного искусства?

Я буду говорить о России — потому что лучше знаю российский ландшафт. Тут куратор выполняет очень много функций, должен быть в курсе многих сфер. Маша говорила, что это неправильно — каждый должен выполнять четко прописанную роль, — но в России получается так.

В целом роль куратора — быть проводником между зрителем и художником. Но в странах постсоветского пространства профессия куратора сформировалась не так давно, как в других. В СССР куратор фокусировался больше на контролировании смыслов, это была скорее чиновничья должность — не допустить, не пропустить. Потом все резко поменялось. Нам пришлось догонять остальной мир, поэтому сейчас все еще немного смешано, размыто. Но, возможно, это даже дает интересные нюансы и инсайты.

Я сама еще невероятно далека от задач куратора, но мне бы очень хотелось ими заниматься. Чтобы работать со сферой современного искусства, я должна в нее попасть — возможно, начать с PR, работы в медиа. Пока что у меня нет образования в сфере искусствоведения, все знания несистематизированные и по верхам — но в недалеком (или далеком) будущем я могла бы в это погрузиться. 

«Концепция выставки должна быть прозрачной и понятной всем»

Катя Чичигина — 32 года — дизайнер интерьеров

Расскажи о своем бэкграунде.

Я была косвенно связана с искусством всегда. Одно время хотела стать архитектором, но, грубо говоря, зассала — и после школы пошла учиться на дизайнера интерьеров. Сейчас и занимаюсь этим на фрилансе вдобавок к основной работе.

Некоторое время назад я переехала из Сибири в Израиль — и училась здесь на факультете истории искусств в университете. Хотела пойти на магистра, но, когда сдавала академическую разницу, поняла, что писать работы на неродном языке мне очень сложно, и бросила. 

Ответы на какие вопросы ты искала на курсе? 

Мне всегда хотелось заниматься галерейным делом или чем-то связанным с искусством. Так что таргет этого курса меня нашел очень четко: в названии и описании было все, что я люблю. 

Я перешла по ссылке, почитала. Потом увидела, что на инстаграм SKVOT подписана одна моя знакомая пиарщица — расспросила ее, что она знает про школу, она сказала: «SKVOT — это очень круто». И я записалась.

Я ожидала практических приемов, реальных прикладных советов и историй про то, как все это делается, — с точки зрения куратора. 

Искусством я всегда занималась со стороны его анализа, а не оформления выставок. И мне было интересно наконец-то посмотреть на все в технической перспективе. Я очень обрадовалась, когда увидела в программе интенсивные практические задания — вроде написания пресс-релизов, работы с художниками. 

Единственное, было немного страшновато — я не знала, потяну ли. Все-таки я работаю фултайм, а на лекции и домашки нужно время, это ответственность. Но менеджеры школы меня успокоили — сказали, что успеть реально.

Какая лекция или тема запомнилась больше всего?

Начало курса было достаточно теоретическим, а теорию искусства я проходила несколько раз. Так что первые лекции для меня были как подкаст — я ходила по квартире и слушала их в наушниках.

Что меня очень зацепило, так это то, что с первого занятия стало понятно: Маша реально шарит. На каждой лекции я офигевала, насколько она разбирается в своей теме. Ребята задавали вопросы (иногда весьма специфические), уточняли, что почитать на ту или иную тему, — а Маша сходу отвечала и делилась списком рекомендаций. Для меня умение классно отвечать вот так, «с места» — один из показателей того, что человек в своем деле разбирается. 

Самыми важными для меня были практические занятия, на которых мы разбирали этапы подготовки экспозиции. Еще у нас была целая лекция по финансированию — откуда взять деньги на выставку, как работать со спонсорами, меценатами, организациями. Для меня все это было суперновым и ценным.

Расскажи про свою экспозицию.

Как и многие творческие люди, я очень подвержена синдрому самозванца — все время кажется, что не справлюсь. И подходя к созданию выставки, я переживала: «А не подведу ли я художницу?»

Мне хотелось поработать именно с женщиной-художницей из Израиля. Я написала своей знакомой, которая здесь водит экскурсии и занимается просвещением в теме искусства, и спросила: «Как думаешь, кого бы пригласить в проект?» Она сразу предложила поговорить с Соней Коршенбойм. 

Это было идеальное решение — даже странно, почему я сразу не подумала о Соне. Я знаю ее через общих знакомых, мы обе из Сибири и обе живем в Израиле. Мне очень нравится Сонин стиль во всем — в иллюстрациях, художественных работах, видео, танцах, масках. У нее все настолько искреннее, что просто поражает — такое нечасто увидишь. 

Я объяснила Соне ситуацию (что пошла на курс, где мы делаем виртуальные выставки) и предложила ей ввязаться. Она очень обрадовалась и согласилась. 

Мы встретились в ее студии — только-только разрешили выезжать из города после локдауна. Соня показала мне работы, которые она незадолго до карантина сделала на основе своих детских рисунков и еще нигде не выставляла. Решили, что будем работать с этой серией. 

Соня рисовала такие картинки в 2-3 года карандашами и ручками в тетрадках, а ее бабушка все это сохранила и недавно передала ей. Образы в этих рисунках первичные, в хорошем смысле примитивные, но невероятно мощные. Соня перенесла их все на холст, придала им цвет — так она будто поговорила со своим внутренним ребенком. И это очень смело. Не каждый взрослый готов вот так заглянуть в себя и потом поделиться этим с другими.

В нашей экспозиции были не только картины на основе рисунков. На одной из стен появилась точная черно-белая копия картинки, которую Соня сделала в 5 лет, — для этой выставки она перенесла ее вектор. Важно, что все эти детские рисунки Соня представила в крупном формате — чтобы взрослый мог почувствовать себя маленьким и видеть деревья, дома, животных в цирке огромными, как видит их ребенок.

Выбрать название оказалось непросто. Хотелось, чтобы оно и привлекало внимание, и отражало суть. В итоге мы назвали выставку «Капсула времени», потому что Соня упомянула это словосочетание в интервью. Она сказала, что маленькой девочкой будто бы запечатала эту капсулу с рисунками, а теперь открыла ее — и оттуда посыпались образы и ассоциации. 

Технических проблем не было — платформа Artsteps, конечно, немного громоздкая и там ограниченный функционал, но выстроить неплохой 3D-тур там можно, и это очень прикольно. Хотя, если бы не было этого инструмента, я бы и так сделала 3D-интерьеры. 

Твои must dos в организации экспозиции.

Начинать работу над выставкой задолго до ее старта. Надо подогревать аудиторию, запускать PR-кампанию. Не надеяться, что само как-то бомбанет. 

Закладывать в план больше ресурса. Из своего бэкграунда в дизайне интерьеров я понимаю: сделать проект-тридэшку — верхушка айсберга. Потом начинается процесс создания проекта в реальности, и там масса переменных, которые нужно срастить. Что-то срывается, сметы нарушаются. Если кто-то называет какие-то сроки — можно умножать их на два. Маша нас морально к этому готовила.

Делегировать. Мало предложить идею, расписать концепцию и сказать: «Вот, рисуйте». Куратору еще нужно быть крутым менеджером — организовать массу людей, коннектить их между собой — делать кучу дел. Если берешь все на себя, очень быстро сляжешь с нервным срывом.

Сделать концепцию прозрачной и понятной. Всем — от строителей до пиарщиков — нужно знать, что должно получиться в результате, для чего и куда мы движемся.

Как ты понимаешь роль куратора современного искусства?

Роль куратора — быть тем, кто родил концепцию и довел ее до реализации. 

Мой личный опыт кураторства начался и пока что закончился на финальном проекте курса SKVOT. Мне сложно назвать себя куратором — я скорее «начинающий, подающий надежды, смотрящий в светлое будущее» куратор. Мне кажется, я смогу назвать себя куратором, если мы эту виртуальную выставку перенесем в реальность. Надеюсь, у нас это все-таки получится.

«Если про свою выставку ты услышал только хорошее — значит, услышал не все»

Даша Дрыгола — 32 года — куратор современного искусства

Расскажи о своем бэкграунде.

Я получила два экономических образования, но всегда была абсолютно творческим человеком. Я постоянно вовлекалась в творческие проекты и добирала знания в процессе. 

В свое время я работала маркетологом, декоратором свадеб, арт-директором в видеопродакшене, а потом стала директором бренда эротических кожаных украшений. Как раз на этой работе я получила микроскопический опыт галериста. В шоуруме мы открыли галерею, чтобы расширить аудиторию и привлечь внимание к теме сексуальности, научиться открыто говорить о сексе в отношениях. Там мы проводили drink-and-draw сессию и сделали социальный проект с эротично-этичной фотосессией.

Потом я поняла, что перегрузилась задачами, и ушла. Я просто человек — швейцарский нож, и очень легко принимаю обязанности, которые мне дают. Но в какой-то момент поняла: хочется найти ту работу, которая станет моим личным выбором. 

На своем карьерном пути я много училась. Например, недавно прошла в SKVOT курс WEB DESIGN — и одна из его лекторов, Таня Ермолаева, открыла для меня такое понятие, как «мультидисциплинарность». Я поняла, что и сама немножко эклектичная в скилах. Курс «КУРАТОР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА» стал для меня возможностью объединить наработанные знания и опыт в новом проявлении.

Ответы на какие вопросы ты искала на курсе?  

Я пришла за более глубоким пониманием профессии куратора современного искусства, его задач — и возможностью примерить себя в этой роли. Я почувствовала жажду и внутреннюю миссию: хочу делать свой вклад в изменения, которые происходят в культурной сфере моей страны, Украины. И, когда увидела анонс этого курса, у меня загорелись глаза — я поняла, что он мне с этим поможет. 

Я знала Машу, смотрела ее интервью, ходила на ее проекты — мне все очень нравилось. И вписалась на курс буквально за день до старта. Единственное, чего я боялась, так это того, что у меня нет профильного образования. Но Маша потом объяснила, что это не принципиально — в историю искусства можно погрузиться самому и раскрыть для себя его смыслы по-своему, а не по устаревшей программе.

Какая лекция или тема запомнилась больше всего?

Лекция называлась «Исследование и работа с текстом». Мы должны были провести интервью с художником — и на базе этого написать текст. Маша объясняла, с каких сторон смотреть на ключевую идею — как рассматривать концепцию критически, учитывать и социальный, и ландшафтный контекст. 

Маша просто несколько раз акцентировала на том, как важно реально взвешивать все слова в тексте с описанием концепции, потому что они очень важные. Первая версия моего текста выглядела как реферат. И я поняла, что получилось поверхностно — надо было идти дальше. Мне стало ясно, что погружаться нужно не только в тему, но и в идею. Так что я переписывала текст несколько раз, чтобы сделать все очень точно.

На этой лекции я поняла, что на мне как на кураторе лежит большая ответственность — по сути, человек в этой роли наполняет собой весь процесс.  

Расскажи про свою экспозицию.

Мне очень хотелось сделать выставку Димы Красного — он молодой украинский художник, выставляется уже 5 лет, а практикует больше 10 лет. Мне пришлось по душе то, как он в своих произведениях сочетает сказочных милых персонажей и такие, немного потусторонние меланхоличные сюжеты. 

Я познакомилась с Димой на studio visit, поговорила с ним, и мы определились с концепцией. Все его творчество — о трансформационных переходах: о том, как мы взрослеем, как меняется осознание себя и отношение к миру, социальные статусы и политические взгляды. 

Бывает, ты вроде бы перешел какой-то этап, но частично остался в прошлом. Эти застревания в смыслах жизни мне были очень близки. Я тоже думала: «Вот я ведь уже взрослая — но где же все-таки мой путь?» Но увидев творчество Димы, поняла, что этот вопрос задаю себе не я одна — и переживать это все нормально. Нужно просто принимать опыт (даже болезненный) — и двигаться дальше. Я поняла, что темой нашей выставки должен стать поиск ресурсности в травме. 

Ключевой элемент творчества Димы — это сказочность. С помощью мифических персонажей он переписывает травматичные моменты своей жизни. С точки зрения психоанализа, упрощать переживание до такого базового для восприятия уровня очень помогает в проработке травмы.

Эту концепцию мы раскрыли в том числе и через пространство — оно очень помогло. Отбирала работы я, но консультировалась с Димой по объектам, которые стоят в пространстве экспозиции, — мы назвали ее Psychopark. Они символически отображают то важное, что случается в жизни. 

Например, лестница — это переход из одного состояния в другое, а колодец символизирует женское начало, в которое можно провалиться. Тупики, узкие коридоры стали символом ситуаций, которые пройти сложно, но реально. Еще мы расставили тотемных зверей. В начале — стадо коз, которое не понимает, куда идти (они как коллективное бессознательное, которое влияет на нас, хотя мы часто этого не осознаем). В конце — волк, к которому в христианстве относятся как к чему-то негативному, а в языческой традиции считали помощником, проводником душ.

Твои must dos в организации экспозиции.

Они общие — и касаются скорее всей деятельности куратора. 

Мыслить шире. Когда ты не просто берешь готовый материал, но и сам жадно ищешь, исследуешь, пытаешься осмыслить, сформировать мнение. 

В целом для куратора очень важно заниматься саморазвитием, потому что идея любой новой выставки уже в тебе. Как говорит Дэвид Линч, идею не нужно выдумывать — ее нужно поймать. 

Коммуницировать. Это тот фундаментальный элемент, от которого зависит вся деятельность куратора. Это и общение с единомышленниками, и с художниками, и обмен идеями. Надо понимать, что общаться надо много — и это здорово. 

Были моменты, когда нужно было написать кому-то — и у меня тряслись руки, но когда я все-таки себя успокаивала, общение шло кайфово. Не нужно бояться и уменьшать свои намерения.

Не бояться слышать критику. Маша говорила: «Если вы не услышали критику, значит, вашу выставку увидели не все, кто должен был ее увидеть». Мир же не только белый, он разный, разноцветный. И если ты услышал только хорошее — значит, услышал не все. 

Как ты понимаешь роль куратора современного искусства?

Мне кажется, что куратор — это человек, которому небезразлично культурное пространство его страны. Ему важно, о чем говорят в его стране, что болит и что надо сделать, чтобы наполнить себя и других общими смыслами и ценностями. Он должен критически относиться к себе, переоценивать и переосмысливать явления. 

Например, нам, украинцам, актуально переосмыслять себя, свою память и свое настоящее — на фоне войны и других событий в стране и обществе мы формируем свою идентичность. Деятельность куратора — поднимать такие темы и подсвечивать не готовые ответы, а меткие вопросы, с которыми зритель уйдет с выставки.

Вместе с художниками куратор представляет страну за рубежом, стимулирует интерес к искусству в локальном обществе. Создавая культурные проекты, он помогает сохранить историю творчества современных художников и темы, которые волнуют общество сейчас, чтобы передать наработанные результаты будущим поколениям для переосмысления нашего опыта.

Поделиться материалом