Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Коля Макеев: «Студия — это моя лаборатория»

Саунд-продюсер — про рейвы 90-х, музыкальную пропаганду и правильную мотивацию.
card-photo
card-photo
Юля
Романенко

Авторка в SKVOT

10 июня, 2021 / Музыка / Статья

Когда речь заходит о творчестве, действует принцип: можешь не делать — не делай, не можешь — делай. По этому принципу живет и работает диджей и композитор Коля Макеев.

Коля был частью Green Gray и «Сальто Назад», создавал собственные музыкальные проекты, писал саундтреки к фильмам «Бобот» и «Пламенная Река», а сейчас выступает с Alyona Alyona и развивает свою студию Horizon Music Studio. Поговорили о его первых сетах на кассетах и узнали:

Расскажи про свой бэкграунд. Как ты пришел в музыку?

Я начинал как диджей. Это были 90-е — мне было лет 14. Я тогда жил в Керчи, там жизнь текла немного по-другому — медленнее, чем в том же Киеве. Это курортный город, поэтому там была развита пляжная движуха — вот эти все санатории, барчики. Я долгое время крутил музыку с кассет, потом появились диски.

Первые попытки создавать музыку у меня были в eJay. Те, кто занимается музыкой давно, знают — это такая простенькая программка, в которой можно собирать свои композиции из лупов (закольцованный фрагмент звуковой записи — прим. ред.).

А что ты слушал?

У меня была куча пластинок. N.W.A., Insane Clown Posse, Майкл Джексон, Стиви Уандер, Пол Маккартни, отечественная эстрада — я был всеяден.

Да, разношерстно. А что было дальше?

Дальше был переезд в Киев. 2000 год я отмечал уже здесь: работал на складе мебельной компании и продолжал делать музон.

На старте тебе кто-то помогал — или ты самоучка?

В софте я разбирался сам. У меня не было знакомых, которые могли бы что-то подсказать, научить. В детстве я одно время ходил в музыкальную школу, но потом бросил. Брал индивидуальные уроки фортепиано, но это мне тоже не нравилось: я не мог сам выбирать, что играть, и это превращалось в обязаловку. Но некоторые знания мне все же пригодились.

В 2000-х я начал работать в Fruity Loops — это была уже более профессиональная программа. Я понял, что можно закинуть туда трек, нарезать, сверху наложить свои барабаны — и получится что-то новое. Начал делать первые ремиксы. Брал все что под руку попадалось: от «Руки Вверх!» до всего остального.

Раз уж затронули тему софта. У нас ты ведешь курс по Ableton, а как ты сам его осваивал?

С Ableton я подружился не с первого раза. Поначалу он показался мне каким-то сложным: неприветливый интерфейс, много тоненьких полосочек. 

Потом я понял, что там можно записывать и проигрывать лупы, совмещать их друг с другом, назначать управление параметрами программы через MIDI-контроллер, чтобы освободить руки от мыши. Но на то, чтобы дальше в нем разбираться, меня не хватило, и я вернулся к Fruity Loops. Затем у меня появился Logic — он мне зашел больше, чем Ableton.

Сейчас я использую для продакшена обе программы, но предпочтение отдаю Ableton. Он хорош для экспериментов. Если тебе нравится сэмплировать, там это можно сделать в два счета: берешь файл, кидаешь его в специальное виртуальное устройство — и через два клика у тебя уже совсем другая штука.

Я чередую программы в зависимости от задачи. Для электронной музыки мне больше нравится Ableton: он как будто даже звучит немного иначе.

Посмотреть курс

 

Когда ты только начинал, рассматривал диджеинг как настоящую работу?

Да, это была моя единственная работа. Я тогда учился в училище, и эта работа-хобби мне нравилась (хотя формат тех мероприятий сейчас мне не близок).

У нас была «инициативная группа» — мы устраивали мини-рейвы. Сейчас клубная индустрия шагнула сильно вперед — Closer, Nechto, Strichka, Brave! Factory, движуха такая, сякая, какая хочешь. А тогда на всю Керчь было 20 тусовщиков. Ты ждал своего кореша из Москвы, который летом приедет отдыхать, привезет тебе музон — ты перепишешь эту кассету и будешь самым крутым.

А потом, когда ты переехал в Киев?

Все это растворилось. Чужая тусовка, где ты никого не знаешь, и все такое прочее. Нельзя приехать из маленького города и сразу пойти играть в какой-то клуб. Поэтому первое время я особо не диджеил — ходил туда просто тусоваться. А зарабатывал немузыкальной работой. Но музыка всегда была в моей жизни. Я всегда знал, что хочу заниматься именно этим. Даже когда перебирал какие-то детальки на том мебельном складе — думал о музыке.

Основная, немузыкальная работа тебя не тормозила, не отвлекала?

Она не могла меня отвлечь. Меня вообще ничто не может отвлечь от музыки. Я иногда задумываюсь: «Чем еще я мог бы заниматься?». Да много чем. Но если могу зарабатывать музыкой, почему бы не развиваться в этом? Эта мысль каждый раз заставляет меня двигаться дальше.

И ты же еще параллельно учился.

Да, в Киевском национальном университете культуры и искусств. А когда пришло время практики, попал на склад одного из представительств Universal Music Group, где и остался работать.

Для музыкального маньяка вроде меня это была суперинтересная работа. Ты попадаешь в корзину с новой музыкой, разгребаешь ее, изучаешь чужое, заказываешь что-то свое, ведешь каталог. Плюс, я познакомился с другими такими же музыкальными маньяками.

Году в 2005 я взял кредит в банке — купил себе вертушки и микшер. Начал пробовать скрэтчить, заказывал пластинки.

А в чем прикол собирать пластинки?

Это то, что отличает маньяка от неманьяка. Пластинки могут стоять у тебя без дела год, два — тебе просто нравится, что они у тебя есть. Даже если тебе не на чем их слушать.

Наверное, для тебя как для диджея это был просто рай. А как ты в итоге влился в киевскую музыкальную тусовку?

Постепенно я обзаводился новыми музыкальными друзьями. Встретил Андрея Иноземцева — он тогда работал с группой Gorchitza. Я сделал для них какой-то стремный ремикс, но всем зашло.

Подружился с Лешей Лаптевым (Леша Gorchitza) — он работал в студии и стал для меня таким ментором. Я наблюдал, как Леша пишет аранжировки, чему-то учился, он объяснял мне разные нюансы. Для меня это была важная ступенька развития в плане музыкального продакшена.

Параллельно я работал в телевизионном продакшене — записывал озвучку всяких стремных телепередач. Эта работа приносила мне деньги и давала возможность изучать профессию звукорежиссера — но угнетала как музыканта, и в какой-то момент я решил бросить. Начал развивать свои продакшн- и диджейские скилы, активно играл и зарабатывал уже этим. Больше на немузыкальных работах я не работал.

В какой жанр тебя тянуло (и тянет)?

Мне нравится разная музыка. Кто-то делает техно — и делает его всю жизнь. А мне сложно оставаться в рамках одного стиля. Я могу заниматься музыкой все время — мне не надоедает. Но выбрать какое-то одно направление не могу.

Я люблю хип-хоп — я на нем вырос. В то же время мне нравится электронная музыка. И джаз. И фанк. И классика. Хотя я не сразу понял, в чем прикол классической музыки.

И в чем же?

Это очень эмоциональные произведения, которые рассказывают развернутую историю, наполненную разными эмоциями с множеством мелких деталей и нюансов.

В общем, я делал какие-то кусочки, зарисовки: что-то электронное, хип-хоп. Так со временем появилась группа Awesomatic — наша коллаборация с американским вокалистом Джеремайей Фоулером. Это был в основном хип-хоп, фанк.

Потом Awesomatic трансформировался в новый проект — Charlie. Вокалисткой стала Виктория Якобчук, стилистические рамки расширились. Там было разное: от драм-н-бейса до чилаута.

А как появилась идея создать свою студию?

Я понял, что мне сложно работать дома — слишком много отвлекающих факторов. И вообще, это такая чилл-зона. Поэтому начал задумываться о студии. Нашел маленькое полуподвальное помещение, напротив «Косатки» — комнатушку с входом через магазин.

Как раз в то время я подружился с Сашей Черепановым. Мы начали работать над своей музыкой и развивать студию вместе. Очертили себе какие-то ценности и начали двигаться, следуя им.

Бывало, что ты нарушал свои же правила?

Однажды я сказал, что больше никогда не буду играть на свадьбах. Так и было, пока во время сета в «Косатке» ко мне не подошли ребята и не попросили сыграть то же самое — но у них на свадьбе. Это был мой первый за много-много лет диджей-сет на свадьбе. Но это был хип-хоп, винил — нормальная тусовка. Было не зазорно сказать, что я там играл.

У тебя есть музыкальные проекты, студийная деятельность. Как ты себя позиционируешь? Диджей? Саундмейкер? Артист?

Я бы не назвал себя артистом. Разве что таким, ситуативным. Я выступаю на сцене, играю диджей-сеты, могу поинтерактивить с публикой. Но у меня нет острого желания находиться в центре внимания. Я всегда такой: «У-у-у-у, не-не, можно я не буду фотографироваться?».

Я студийный человек — и мне это нравится. Процесс создания музыки с нуля увлекает меня больше, чем выступление на сцене. Мне интересно наблюдать за реакцией людей: нравится им или нет?

Получается, ты смещаешь акцент с себя как личности на свой продукт — музыку.

Да. Этот продукт — и есть я. А студия — моя лаборатория, где я создаю то, что мне нравится. Стараюсь не портить карму работой исключительно ради денег

А что посоветуешь начинающим саундмейкерам, которые хотят зарабатывать музыкой?

Не хочется разбрасываться банальностями, но важно:

#1. Понимать, что ты это по-настоящему любишь и хочешь в этом развиваться. Не думать о выгоде на старте. Деньги важны, но они не должны быть главной мотивацией. Музыкой нужно заниматься потому, что ты не можешь ею не заниматься.

#2. Собственно, развиваться. Быть настойчивым и все время делать, делать, делать. Просто видишь стену — и долбишь ее. Настолько хорошо, насколько можешь. Это единственный путь. 

#3. Коммуницировать с людьми. Прислушиваться к мнению со стороны. Здорово, если есть человек с хорошим вкусом, который разбирается в музыке и может дать тебе фидбек.

В каком направлении ты хочешь развиваться дальше?

Меня привлекает аудиовизуальное искусство: кино и другие видеоформаты, которые с музыкой ощущаются совсем по-другому. Братья-режиссеры Саша и Игорь Стеколенко поверили в меня и доверили написать музыку к нескольким своим работам — это были мои первые шаги в этом направлении.

Еще мне интересен игровой саунд-дизайн. Но чтобы работать в этой индустрии, нужно быть «музыкальным айтишником» — разбираться в звуковом программировании. Это моя новая цель. Так что я и себе подыскиваю курсы.

Даже несмотря на внушительный опыт за плечами?

Я еще столького не знаю! Есть еще столько музыки, которой я не слышал!

Сейчас, в эру Spotify и Apple Music, ее и правда овермного. А раньше?

Когда стриминговых сервисов еще не было, у нас с друзьями, которые работали в музыкальных магазинах, был некий спорт — распространение музыки. Мы имели доступ к каталогу из миллионов артистов, могли выбрать любой диск и заказать 3 тыс. копий.

Когда еще неизвестные в Украине The Black Eyed Peas выпустили альбом Elephunk с Ферги, и матрицы (диск-образец, который используют при массовом производстве дисков — прим. ред.) для него еще не было, мы заказали обычный диск и наштамповали с него копий на заводе. Это было неправильно, но так The Black Eyed Peas появились на полках украинских музыкальных магазинов. А потом мы под шумок напечатали и предыдущие два альбома.

У нас всегда с собой была какая-то музыка, и мы старались в хорошем смысле напарить ее людям всеми возможными способами. Могли ехать в такси и рассчитаться за поездку компакт-диском.

Прямо музыкальные пропагандисты!

100%. Нам хотелось, чтобы как можно больше людей услышали хорошую музыку. Человек мог прийти в магазин за Бритни Спирс, а уйти с Massive Attack, Sade или Moby. Это прямо real story, такое правда было.

Или вот, помню, стоим мы на «Золотых воротах», с собой — переписанный на дисочек только что вышедший альбом Daft Punk — Human After All. И тут подъезжает какой-то парень на тачке. Что-то у него там играло плюс-минус неплохое, и мы решили подарить ему этот диск. Подошли, как какие-то сумасшедшие, и предложили диск. Он очень удивился, но взял. Сел в тачку, включил на всю громкость и поехал.

А как ты сейчас выбираешь, что слушать?

Были времена, когда я серчил музыку, как маньяк. Сейчас я этого не делаю. Слушаю то, что мне подкидывают друзья или спотифай. Могу услышать какой-то трек, найти его и переслушать, чтобы понять, как он сделан. На самом деле уметь слушать — это важно. Активное слушание — один из способов научиться писать музыку.

Как это работает?

Полезно слушать трек и выделять для себя какие-то кусочки, например, слушать только бас или только клавиши. Обращать свое внимание на то, как это сделано, пытаться повторить, играть сверху.

Поделись списком треков, которые сейчас для тебя — особенные.

И финальное — блиц. Самый обидный миф о работе саундмейкера?

Что делать музыку — быстро и просто. 

Некоторым заказчикам кажется, что у композитора есть куча заранее написанной музыки. Он просто берет оттуда один трек, отправляет клиенту, а если не подходит — берет другой. Все это не из вредности или желания обидеть — люди просто не всегда понимают, как устроен процесс.

Месяц в топе Apple Music или миллион долларов?

Миллион долларов, конечно.

«Конечно»? Ты же говорил, что деньги — не главное. Главное — любимое дело.

Ты же не знаешь, о чем я подумал! Я подумал, что потрачу эти деньги на студию: смогу купить такой синтезатор, сякой синтезатор — и работать станет еще комфортнее. Я подумал об инвестициях!

Твой самый стыдный профессиональный фейл?

Однажды меня пригласили играть на брейкданс-баттле — и это был провал. Я как-то не подумал о том, что в баттл-диджеинге свои правила выбора музыки, что нужно интерактивить с танцорами. Просто пришел и поставил то, что ставлю обычно, — хип-хоп. И вообще не попал. Были буквально один-два удачных трека, но в целом — лажа. Больше на брейкданс-баттлах я не играл.

Вообще я часто бываю недоволен тем, как что-то сделал на сцене. Правда, обычно этого не замечает никто, кроме меня. Но однажды на выступлении с Alyona Alyona произошел следующий конфуз. Под сценой стояли сабы (сабвуферы — колонки, которые воспроизводят самые низкие звуковые частоты — прим. ред.) и монтолили так, что оборудование уезжало — мы ловили его буквально на ходу. Из-за такой сильной вибрации сработала антишок-система. В итоге минус, под который Алена читала, а я скрэтчил, остановился.

Всегда нужно чуть-чуть сомневаться: а так ли все круто, как я себе это нарисовал? Лишний раз перепроверить себя — полезно. Поэтому я всегда немного недоволен собой. Специально. Чтобы каждый раз становиться лучше.

Поделиться материалом