Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Катя Яровая: «Без чертежей твоя работа — не дизайн, а декорирование интерьера»

Архитектор и дизайнер интерьеров — о внутреннем таймере, неизбежности ошибок и умении отличить швеллер от двутавра.
card-photo
card-photo
Аня
Сидельникова

Автор в SKVOT

22 декабря, 2021 / Архитектура / Статья

Хороший дизайн интерьеров — невидимый. Он должен не бросаться в глаза, а ощущаться. Катя Яровая создает именно такие проекты: для людей, а не для журналов и выставок.

Катя Яровая занимается архитектурой и дизайном интерьеров 12 лет. Она работала в архитектурном бюро Юлиана Чаплинского во Львове — и, чтобы получить первый проект, за выходные выучила Autocad.

Последние 9 лет Катя руководит дизайн-студией IK Architects. Вместе с командой сделала проекты Daf Pub, бутика Symbol, Rabbit coffee place и офиса команды «Дія». И до сих пор уверена, что насмотренность и мотивация важнее знания софтов. 

А еще рассказала:

  • — зачем архитектору чередовать проекты кафе и жилых пространств
  • — почему пропорции и освещение важнее креатива
  • — как найти архитектурное решение в балете
  • — как правильно ошибаться
  • — как спроектировать бордель и выжить
  • — зачем вести эксель-таблички и рисовать диаграммы Ганта
  •  

Расскажи, как ты стартовала в дизайне интерьеров?

Я занималась рисованием с детства. Сначала — во Дворце пионеров, потом — в Художественной школе имени Репина, а позже — в профильном лицее. Оттуда я сразу поступила в Харьковский национальный университет строительства и архитектуры. Я училась на архитектурном факультете и дополнительно осваивала 3Ds Max и Archicad (Revit тогда еще не было).

Как думаешь, какой базовый минимум скилов, знаний и качеств нужен дизайнеру интерьеров?

Просто посмотреть журналы и сделать ремонт друзьям — это еще не дизайн интерьера. Архитектуру и дизайн разделяет тонкая грань: некоторые решения для внутреннего пространства требуют конструктивных знаний

Классно, что дизайнеры интерьеров сейчас могут получить важные знания концентрированно на курсах — не нужно тратить 6 лет на полное образование. Но архитекторы так не могут, им академическая корочка все равно нужна.

Помнишь свою первую рабочую задачу?

В институте тебе все время говорят: «Чем раньше начнешь, тем лучше». Поэтому по совету преподавателя истории искусства уже на втором курсе я устроилась в архитектурное бюро Игоря Лялюка — на лето.

Тогда мне еще не было 20 — энтузиазма больше, чем знаний и умений. Поэтому моим первым заданием были обмеры заброшенного здания, которое собирались реставрировать. Как раз в тот момент, когда мы с коллегой делали обмеры, здание загорелось. Мы выбежали, вызвали пожарку (слава богу, никто не пострадал). Но работу мы сделать успели — и мне честно заплатили $200. Тогда я впервые почувствовала, что головой можно зарабатывать деньги.

Очень ценно было оказаться в архитектурной тусовке и понять, как в ней все устроено. В институте знания дают разрозненно — и часто непонятно, как нанизать их на общую ось. Плюс ты слушаешь кучу непрофильных предметов — и внимание рассеивается. Зато когда я вернулась в институт после практики, резко стало понятно, зачем мне все то, что я учу.

Что тебе интереснее делать — частные дома или общественные пространства?

Я люблю чередовать. Общественное пространство (особенно кафе и рестораны) делать классно — сроки реализации короткие и решения принимаются быстро, потому что часто заказчики ограничены ремонтными каникулами. Проект делаешь на подъеме, за пару месяцев — он не успевает надоесть.

Еще один плюс — в hospitality-проектах заказчики чаще идут на эксперименты. Им хочется сделать интересный дизайн, потому что это повлияет на посещаемость. Так что у тебя много свободы. 

Посмотреть курс
 

Жилое пространство — это в лучшем случае 8–12 месяцев работы от проекта до реализации. Заказчики иногда уезжают, болеют, разводятся, опять сходятся. Ну и тут, понятное дело, есть личное мнение заказчика: если ему что-то не нравится — мы это не делаем. 

Конечно, проекты жилых пространств выматывают своей долгосрочностью. Но если работать только с hospitality-сектором, команда выгорит за год. Такие заказы требуют максимального включения — и делать что-то параллельно не получится. 

У тебя тату с девизом Миса ван дер Роэ Less is more! Это любовь? 

Мне кажется, это очень емкая фраза (и круто, что ее сказал один из топ-архитекторов). Для меня эти слова — об отношении к жизни: к архитектуре, дизайну, количеству потребляемых вещей. Не могу сказать, что наследую модернистов, но их принципы проектирования мне отзываются. 

Какие еще архитекторы тебе нравятся?

Из современных я бы выделила команду BIG и голландских ребят MVRDV. Плюс еще Тадао Андо — у него максимальная простота, но в ней вся суть бытия.

Архитектор или дизайнер интерьеров не должен изо всех сил стараться сделать что-то максимально запоминающееся. Нужно создавать среду, в которой человеку комфортно. А комфорт — это часто вопрос правильных пропорций помещения, уровня естественного освещения и других не очень креативных моментов.

Однажды у нас была клиентка, которая путешествовала нон-стоп, — она заказала нам интерьер квартиры. А через время позвонила и говорит: «Кать, здесь вроде нет ничего особенного, но мне тут так комфортно, что просто тянет домой». Для меня это было самой большой похвалой. 

Ты руководишь архитектурной студией. На что обращаешь внимание, когда выбираешь сотрудников? Возьмешь совсем новичка?

Первое, на что я обращаю внимание, — визуальный ряд, который человек создает вокруг себя. Тот же инстаграм. Не обязательно у него на странице должны быть только дизайны интерьеров. Можно даже собаку свою фотографировать, но красиво.

Второй важный момент — насмотренность. Возможно, Рембрандт, Тициан и Боттичелли сейчас не актуальны. Но цвет, свет, пластика, линии в их работах воспитывают понимание красоты, гармонии, дисгармонии. Это важно.

Третье — я всегда спрашиваю, какие факапы были у человека и как он их решал. Потому что стрессоустойчивость и умение находить выход — одно из самых важных качеств.

И только после этого идет то, что человек знает и умеет (выучить софт или какие-то спецификации можно и за месяц). Для меня набор человеческих качеств и насмотренность важнее. 

А еще нужно показать свою мотивацию. Если действительно хочешь работать, но еще ничего не умеешь, — придумай, как помочь. Например, чаще всего в архитектурных и дизайн-бюро соцсетями занимается кто-то из команды. Найти SMM-менеджера им мегасложно (потому что он должен знать кучу терминологии). Предложить свою помощь в SMM — вариант для новичка.

Ты много говоришь о насмотренности. Как ее развивать? Выставки и профильные журналы или музеи и кино?

Все, что ты перечислила. Даже если ты начинающий дизайнер и не можешь поехать на европейскую экспо, отправься на киевский мебельный KIFF или строительную выставку. Даже там ты можешь увидеть то, что откликнется и разовьет базовые знания.

Периодически нужно выходить из рабочего контекста и искать вдохновение в чем-то другом. Сходить на спектакль или балет — и в пластичности актеров найти решение своей задачи. Даже растения могут быть очень архитектурными: смотришь на коробочку цветка — и понимаешь, что это параболоида, которая стала прототипом киноконцертного зала «Украина» в Харькове.

Важно быть open-minded и не ограничивать себя в методах и влияниях.

А с какими сложностями сталкиваются все дизайнеры интерьеров на старте? Как с ними справляться?

На старте все боятся ошибок. Но когда-нибудь ты обязательно посчитаешь плитку неправильно, купишь не тот кран или диван не того размера. Это нормально. Важнее то, как ты этот опыт анализируешь и какую пользу от него получишь.

У нас в бюро есть для этого специальная практика — ретроспектива по проекту. Когда кто-то в команде занимается проектом, остальные мало о нем знают. Но после сдачи проекта мы всегда собираемся и анализируем его: 

  • Какие новые проектные решения были приняты? Они зашли или нет?
  • Что из того, на что мы рассчитывали, не получилось? Как вышли из этой ситуации? 
  • Где мы нафакапили? Почему? Как вышли из ситуации?
  •  

В нашей команде не штрафуют за факапы. В стоимость проекта всегда заложен процент на ошибки, из проекта в проект эти суммы складываются — на случай, если кто-то когда-нибудь налажает.

Еще одна сложность, с которой сталкивалась лично я, — «ты, девочка, пришла на стройку и что-то тут рассказываешь». Многие, конечно, давно понимают, что у профессий нет гендерной принадлежности. Но иногда встречаются люди старой формации — строители, сантехники, электрики. Приходится доказывать, что ты можешь отличить швеллер от двутавра.

Как архитектор-джун может заработать себе имя, выйти на новый уровень?

Расскажу на нашем примере. До 2014 года я нарабатывала клиентов — делала все подряд. Один раз мы даже проектировали бордель. Заказчик стеснялся и поэтому обходился намеками: «Понимаешь, дальнобойщики хотят остановиться и часок-два поспать». Я говорю: «Так в комнате же нет окон!» — а он: «Так я ее буду почасово сдавать!». Все закончилось балдахинами, красными подсветками от пола до потолка. Я ненавидела проект, себя, заказчика, все в этой жизни. И поняла: больше не буду заниматься проектами, от которых мне тошно.

Когда случилась революция в 2014 году, по заказам все встало. Появилось время переосмыслить все, что делала раньше. И если бы сейчас мне нужно было все начать заново, сделала бы то же самое. Нас в команде тогда было двое — собрав силы, мы сделали проект частного дома (но такого, в котором мы бы сами жили), разработали интерьер для него и разместили его на всех бесплатных досках объявлений

После этого к нам пришли заказчики, которые разделяли наше понимание архитектуры и интерьера. Потом включилось сарафанное радио. Проект того дома мы так и не реализовали, но привлекли людей, с которыми сходились в стилистике, вкусах, пропорциях. 

Мне кажется, это самый действенный способ выйти на новый уровень: сделай проект «для себя» — и будешь проектировать то, что тебе нравится.

Проект частного дома White Angle, IK Architects. Фото: ik-architects.com

Как думаешь, когда важно нести свое видение в проект, а когда — «быть просто руками» заказчика?

Все зависит от того, что вкладывать в это понятие. Для нас сейчас франшизные проекты — это в какой-то степени формат «руки заказчика». Например, мы разработали концепцию для первой кофейни сети «Мастерская кофе». Заказчик продает франшизу или увеличивает сеть — и мы тиражируем плюс-минус одно и то же решение. Но я не вижу в таком подходе чего-то неприятного для дизайнера, главное — не заниматься плагиатом и копированием. 

Кофейня «Мастерская кофе», проект IK Architects. Фото: ik-architects.com

Какими софтами пользуется твоя студия — и почему именно ими?

В нашей команде сейчас семь человек, и четверо из них занимаются визуализацией — в 3Ds Max и Corona. Одна девочка у нас — профессиональный визуализатор. Она работает над проектами, в которых нужна супер-гипер-фотореалистичность.

В работе с чертежами мы сейчас переходим с Autocad на Revit, проектировать в BIM (Building Information Modeling) — удобнее. Плюс у нас есть проект с дополненной реальностью, для которого Revit хорошо подходит.

В 2015 году мы сделали несколько типовых архитектурных проектов, загрузили их в мобильное приложение. В нем можно отсканировать свой участок — и в AR примерить варианты домов: выставить реальный размер, посмотреть план первого и второго этажа, визуализации интерьеров.

В Revit как раз удобно делать модели для этого проекта: по слоям, объектам. Модельку из Revit программисты настраивают на игровом движке Unity, чтобы она масштабировалась, правильно отображалась по сторонам света.

Дизайн интерьера — это не только креатив, но и ремесло. Назови три самых важных практических скила. 

Технические знания очень важны — чертежи нужно уметь делать. Если не умеешь, есть два варианта: либо тебе в команду нужен архитектор или конструктор, либо твоя работа будет считаться не дизайном, а скорее декорированием интерьера.

Второе — работа с бюджетом и эксель-табличкой. На первых брифах с заказчиком нужно понять бюджет и вписаться в него. Если ты потратишь все деньги на сантехнику, либо стройка застопорится, либо придется идти на компромиссы и сильно менять проект.

Еще важно учиться коммуникации. Дизайнер — звено между заказчиком и строителем. Строитель говорит на своем языке, и заказчик его часто не понимает. Нужно перевести это все на человеческий язык для одного — и не предать другого. И при этом разруливать косяки, укладываться в горящие сроки. 

Можно взять каталог IKEA — и повторить сет у себя в доме. Какую неочевидную ценность получает человек, заказывая проект?

Главное, что человек получает, работая с дизайнером, — уникальность интерьера и экономия времени и нервов.

Есть дизайнеры с ценником $10 за квадратный метр, а есть те, у кого $40 и $100. И тут я советую не экономить. При минимальной ставке (обычно она у начинающих специалистов) будут ошибки и непонимание — а это влияет на финальную стоимость проекта. 

А если у вас нет бюджета на дизайн-проект, вы просто выбираете типовое решение IKEA — и получаете хороший интерьер за небольшие деньги. Это нормально.

А ты можешь вспомнить интерьер, над которым не работал дизайнер, но там все было как надо — комфортно, красиво, уютно?

В Европе таких квартир и пространств много — и они реализованы как раз по принципу IKEA. Например, выбираешь квартиру на Airbnb — и она чаще всего комфортная. 

Я думаю, в некоторых случаях это просто типовые решения от застройщика, а в некоторых — люди проще относятся к интерьеру. И не пытаются с маленьким бюджетом добиться какого-то wow-эффекта.

А теперь блиц: короткий вопрос — быстрый ответ. Самый частый миф о профессии дизайнера интерьера?

Главный миф — что дизайнеры занимаются только творчеством, ездят по выставкам и пьют вино. А проект потом реализуется сам собой. Конечно, все совсем не так.

Твой самый смешной профессиональный фейл?

Помню первый проект, который мы решили сделать комплексно: от дизайна — до заказа мебели. Мы разработали диван аморфной формы — и заказали его у подрядчиков. Взяли деньги у заказчика и отдали тем, кто делал диван. Под свою ответственность. 

Каркас из поролона был классный. Но когда начали его обтягивать — выглядело ужасно. Сроки горят, мы переживаем. Мы нашли другого человека для перетяжки дивана — и хотели рассчитаться с первым подрядчиком за работу, забрав каркас. А нам говорят: «Это наша авторская разработка — не отдадим». Диван не отдают, деньги не отдают, ткань не отдают. 

И мы решили блефовать. Мой муж сыграл роль представителя заказчика — и взял с собой друга-адвоката. Подрядчики запереживали — поняли, что им проще разговаривать со мной, чем с заказчиком. Позвонили, говорят: «Катя, пусть они уйдут. Мы договоримся». В общем, сработал эффект хорошего и плохого полицейского.

Объект можно сдать в срок — или это фантастика?

Это реально при нескольких факторах: заказчик готов быстро принимать решения, с проектом работает проверенная команда строителей и подрядчиков и нет сложностей с финансированием

Но тут важно, чтобы был прокачан внутренний таймер — и ты мог на старте определить, реально ли сделать проект за этот срок. Чтобы этот таймер появился, важно анализировать каждый сданный проект. Наша команда, например, строит диаграммы Ганта — ищет, какие процессы можно запараллелить, ведет трекинг времени разных задач по проектной части и реализации.

Учет времени и финансов — важная штука, которой не учат в институте. Нужно самому настроить эти процессы.

Поделиться материалом