Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Как Вирджил Абло перепрошил мир

6 принципов Вирджила Абло, которые изменили фэшн и не только.
card-photo
card-photo
Аня
Сидельникова

Автор в SKVOT

2 декабря, 2021 / Fashion / Статья

*Кадр с выставки Вирджила Абло. Источник: The Boston Globe

Вирджил Абло был селебрити-аутсайдером с безупречным чутьем на тренды. 

Он работал с фэшн-проектами Канье Уэста, основал культовый бренд Off-White и стал креативным директором Louis Vuitton. Без профильного диплома Абло создавал коллаборации с Nike и Moncler, IKEA, Evian и легализовал реди-мейд и иронию как креативный метод. Он расшатал границы между luxury и стритвиром, фэшеном и искусством, промдизайном, архитектурой, музыкой.

28 ноября Вирджил Абло ушел из жизни. Мы пересмотрели его проекты — и попробовали разобраться, какие поинты его legacy изменили креативную индустрию. Раз и навсегда.

Nothing New

Nothing New — так называлась женская коллекция Off-White 2017 года, которая стала манифестом Вирджила Абло. В приглашении на показ он разместил репродукцию «Моны Лизы» Марселя Дюшана — ту, которая с усами. И навсегда взял Дюшана себе в адвокаты: переосмысление, цитирование, насмешка, оммаж — это единственный доступный художнику творческий метод, считал Абло. Ничего нового создать невозможно, но можно создать уникальное.

На открытие одного из магазинов Off-White дизайнер пригласил всех своих инстаграм-подписчиков — и на ивент пришли толпы подростков. Один из мальчиков не мог ничего купить — и Абло взял маркер и написал на его футболке This is an OFF-WHITE T-shirt.

Примерно с такого акционизма он начинал в фэшене. В 2012 Абло основал бренд Pyrex Vision. Он скупал базовые вещи Ralph Lauren и Champion, печатал на них текстовое лого и число 23 — и продавал в 10 раз дороже. 

Abloh’s legacy. Ни один luxury-дизайнер не получал столько обвинений в плагиате, сколько Абло. Но он продолжал гнуть свою линию: разработка проекта с нуля устарела, современной культуре нужен другой подход — переставлять акценты, смещать фокус, создавать новые итерации уже существующего.

Посмотреть курс
 

Это не серьезно — буквально

Вирджил Абло — постмодернист в фэшн-мире. Все, что было революционным в искусстве 50–60 лет назад, он перенес в сферу уличной моды. Его языком были не фактуры, цвета или силуэты, а культурные коды, цитаты, контексты и взаимодействия. 

Одним из любимых способов культурного действия для Абло были коллаборации. Любимая интонация — ирония. А самый узнаваемый элемент стиля — кавычки. Он размещает надпись «шнурки» на шнурках или «сделано для ходьбы» — на ботинках.

В коллабе с Вирджилом Абло IKEA в 2019 году впервые изменила свой логотип — взяла его в фирменные абловские кавычки. В коллекции, которую дизайнер разработал для шведского бренда, были сумка с надписью Sculpture и коврик с принтом чека из магазина IKEA.

Коллаб-коллекция Off-White и IKEA. Источник: ikea.com

Abloh’s legacy. Постмодернистская ирония казалась каким-то нишевым интеллектуальным трюком, который требует длинной лекции куратора в музее. До появления Абло и тиктока (но Абло был раньше). Этот мир такой сложный и запутанный, что ироничная буквальность кажется глотком свежего воздуха.

Быть new age алхимиком

Вирджил Абло получил образование в сфере гражданского строительства и архитектуры. Но университетские курсы и инсайты использовал по-своему. Он говорил: «Изучая архитектуру, я усвоил одну вещь благодаря Баухаусу: нет границ между разными сферами — есть только границы, воспринимаемые человеком».

Бренд Off-White Вирджил Абло называл «площадкой для собственной креативности» и «тематическим исследованием». Для парижской студии Galerie Kreo он разработал коллекцию бетонной мебели, покрытой граффити, вдохновляясь архитектурным брутализмом и урбан-дизайном. 

Для мужской коллекции Louis Vuitton осень/зима 2021 Абло создал два пуховика с объемными моделями парижских культовых зданий и американских небоскребов: New York City Skyline и Paris Skyline.

Пуховики Skyline из мужской коллекции Louis Vuitton. Источник: designboom.com

Abloh’s legacy. Базой и топливом для креативных идей может стать любой бэкграунд. На коллекции Off-White и Louis Vuitton Вирджила Абло вдохновляли картины Караваджо и здания Рема Колхаса. 

Бытовой дзен — это не стыдно

У Вирджила Абло не было рабочего места — он проводил 320 дней в году в дороге, давал интервью и проводил онлайн-встречи в такси и самолетах. Вся его работа, идеи, планы помещались в телефоне. Весь мир был его креативной лабораторией — и каждый крошечный элемент повседневности мог вырасти в его глазах до знакового, эмблематичного.

Фирменными знаками коллекций Абло стали полосы, как на ограждающих лентах, пластиковые застежки (дизайнер увидел такие в самолете) и диагональные стрелки (Абло обвиняли в том, что он использовал логотип аэропорта Глазго, но кого это сейчас волнует). 

Все эти мелкие бытовые (почти мусорные) вещи Абло докрутил до уровня культовых — повторяя их в своих работах снова и снова. Даже в капсульной коллекции, которую он создал в коллаборации с парижским Лувром к 500-летию Леонардо да Винчи: 

Abloh’s legacy. Узнаваемость бренда важнее эксклюзивных креативных идей. Зациклись на трех-четырех знаках — и играй с ними бесконечно. Коллабься с суперзвездами вроде Лувра и да Винчи, чтобы эти знаки получили новое, свежее воплощение.

Делать большее, чем фэшн

У страницы Off-White в инстаграме — 10,6 млн подписчиков, у Вирджила Абло — 7 млн. В дизайн-мире у него была самая мощная фанатская база миллениалов и зумеров. При этом большинство из его поклонников не могли купить толстовку Off-White за €600 или футболку за €250. 

Неудивительно, что одежду Off-White подделывали в промышленных масштабах. Абло говорил, что его не волнуют подделки. Цель Off-White — это не продажи Off-White, потому что фэшн — прежде всего площадка для взаимодействия и построения комьюнити. 

Первый магазин Off-White открылся в Майами, второй — в Париже. И по замыслу Абло, они должны были изменить представление о точке розничной торговли. В мире, где цифровой шопинг становится нормой, смешно строить помещение только с одной целью — продавать одежду. 

Сторы Off-White — это кафе, пространство для арт-выставок и фэшн-показов, для семинаров и панельных дискуссий. Это хайп-точка на карте города, место для разговоров и встреч.

Красная стена в парижском магазине Off-White, за которой находится бар. Источник фото: oma.com

Abloh’s legacy. В новом мире любому объекту, зданию, магазину, бренду слишком мало одной функции. Выход — в междисциплинарности и многозадачности. Вместить в проект как можно больше функций и вписать его в живую жизнь города, комьюнити, улицы — вот цель.

Давать другим проявить себя

Вирджил Абло родился в семье иммигрантов из Ганы и провел детство в пригороде Чикаго. Он гонял на скейте, смотрел мультфильмы, покупал одежду в ТЦ, начал диджеить и не очень понимал, чем займется в будущем. По-настоящему к творчеству его развернул курс истории искусства в Иллинойском технологическом университете.

В своих интервью Абло не говорил о политике. Он не выходил на трибуны с мотивирующими спичами — он дизайнил пространство, в котором право голоса получали те, кто не смог бы получить его по-другому.

В 2017 на крупнейшей выставке мужской одежды во флорентийском Palazzo Pitti он представил проект в коллаборации с художницей Дженни Хольцер. Они вдвоем рисерчили и отбирали цитаты из стихов беженцев и мигрантов — и проецировали их на стены во время показа. А мужская коллекция Temperature Off-White стала отсылкой к социальному накалу в современном обществе.

Показ мужской коллекции Off-White во Флоренции. Источник: nytimes.com

В женской моде «после Харви Вайнштейна» Абло считал своей целью «представлять молодых женщин и не говорить от имени мужчины». Он мечтал, чтобы женщины легко меняли кроссовки и джинсы на тюлевые юбки и жемчуг — и не парились над противоречиями. И чтобы даже через 50 лет по фэшн-коллекциям 2010-х можно было понять суть женского марша.

Abloh’s legacy. В одном из постов в инсте Абло пригласил на показ новой коллекции «всех детей» и описал событие одной короткой фразой: Very inclusive, not really exclusive. И это можно считать его личным манифестом.

Даже строгие студии Louis Vuitton он превратил в место тусы скейтбордистов, рэперов, темнокожих, азиатов, ЛГБТК+ персон. Ради настоящих diversity-перемен Абло основал Стипендиальный фонд Post-Modern — и поддерживал образование темнокожих и других мало представленных групп. 

Посмотреть курс
 

Признаки «нового Абло»

Абло определял свою главную миссию так: «Я должен быть уверен, что шесть темнокожих ребят придут за мной и подхватят мою работу». 

Нам всем было бы неплохо убедиться, что после смерти Абло его идеи кто-то подхватит. Если это будут шестеро темнокожих ребят — просто супер. Но еще лучше и самим становиться «новыми Абло». А для этого нужно:  

#1. Развивать гибкость. Завтра противоречить себе вчерашнему — это ок. Такой подход не даст застрять в узкой правильности.

#2. Быть многозадачным. Будущее — за междисциплинарными креаторами, которым одинаково круто заниматься фэшеном, дизайном полиграфии, созданием мультфильмов, образованием, урбанистикой, артом и музыкой.

#3. Выключить сноба. Не претендовать на уникальность, миксовать существующее, искать новые смыслы и точки соприкосновения, менять фокус, цитировать — забить на креативное эго.

#4. Заявлять о себе. Выйти из тени, рисковать, плевать на неудачи и снисходительные реплики, заводить друзей, стать селебрити — пусть даже для маленького комьюнити.

#5. Поддерживать свои ценности. До социальной справедливости этому миру еще далеко — важно уметь пользоваться своим голосом для того, чтобы зазвучали другие голоса.

Поделиться материалом