Skvot Mag

Ирина Бекетова: «Опыт, душу и знания нельзя украсть или разрушить»

Студентка курса «Куратор современного искусства» — о charity-выставках для эвакуации людей из Мариуполя, энергии от обучения и правилах самоподдержки.

Ирина Бекетова: «Опыт, душу и знания нельзя украсть или разрушить»
card-photo

Ханна Руденко

Редактор в SKVOT

9 июня, 2022 Искусство Статья

Волонтерство, особенно в условиях войны, для многих стало делом чести. Тонны личных сил и времени (иногда — почти 24/7) идут на то, чтобы поддержать других. Некоторые люди в этом потоке стали делать что-то совсем новое, некоторые — продолжили то, чем занимались, но с фокусом на благотворительность.

Ирина Бекетова — среди вторых. Ее любовь к арт-кураторству сейчас работает на спасение людей из Мариуполя: опыт и знания, которые она получает на курсе «Куратор современного искусства», помогают ей создавать charity-выставки в Европе для сбора денег на эвакуацию.

Между нон-стоп поездками, решением волонтерских вопросов и учебой Ирина нашла время, чтобы рассказать нам:

 

В какой точке вы поняли, что волонтерство — ваша миссия сейчас и по-другому жить не сможете?

Помогать тем, что я умею и что нужно, — это смысл моей жизни.

В Революцию достоинства мы пекли печенье с дочкой и носили его на Майдан. В августе 2014 года, когда я из Киева приехала в Мариуполь в отпуск, то просто пришла в волонтерскую группу и спросила: «Чем могу помочь?». Мне ответили: «Надо кормить». Так меня и записали в телефоне: «Ира бульон».

До начала полномасштабной войны мы собирались запускать серию благотворительных выставок в Одессе, Днепре и Киеве, чтобы собрать деньги на лечение ребенка с онкологией. Война внесла коррективы в наши планы, но желание помочь никуда не делось.

Сейчас моя рана — это Мариуполь, в котором осталась моя родня (часть мы смогли вытащить, с остальными на связи). И я понимаю, что мне важно помогать уехать всем, кого есть шанс вывезти.

Расскажите, как выглядит волонтерство сейчас?

Мое волонтерство — это выставки и сборы, которые дают финансовую возможность вывозить людей. Сейчас мы организовываем благотворительную художественную выставку «Цветы. Душа» в Европе — собираем деньги на вывоз мирных мариупольцев, стариков и тех, у кого нет возможности уехать самим. Эти деньги помогли волонтерам спасти уже более 500 человек.

Еще одна грань волонтерства — скоординировать тех, кому нужна помощь, и тех, кто может помочь, дать все необходимое: от лекарств и медпомощи до поиска жилья. Обычно людей нужно просто поддержать, остальное они решают сами.

Но бывают и необычные задачи — и решения еще более нестандартные. Например, помочь подруге везти котенка, который родился в оккупированной Буче, — переходить с ним через границу, чувствуя себя как в кино, а потом плакать вместе с новыми хозяевами от счастья. Провозить тактический шлем через границу, выдавая его за бутафорию для съемок. Доставать турникеты, медицину, искать еще десятки непонятных, но очень нужных вещей для тех, кто на передовой.

Что для вас сейчас — самое сложное?

Самое сложное — смотреть сайты с фотографиями и другими данными пленных и умерших бойцов. Это очень истощает эмоционально.

На этих сайтах мы ищем мужей некоторых моих подруг (военных, которые оставались в Мариуполе) — и верим, что они живы. Мы даже несколько раз раскрывали фейки (кто-то воровал документы живых людей и подкладывал их к погибшим).

Сколько времени и сил занимает волонтерство?

Я не могу позволить себе график помощи 24/7. Есть близкие, которым нужно внимание. Есть выставка, которая занимает большую часть моего волонтерства, и десятки переговоров и поездок. Приходится расставлять приоритеты.

Например, мне пришлось изменить свой режим, чтобы освободить время для поисков родни. И я сильно сократила общение — теперь коммуникация почти только по волонтерству, на остальное времени не хватает. И еще я сократила время на самообразование. Но бесконечно скучаю по творческим встречам, прогулкам по музеям и галереям.

Расскажите, какой курс вы проходили в SKVOT и почему решили не бросать учебу?

Еще до начала полномасштабной войны я начала учиться на курсе «Куратор современного искусства».

После 24 февраля я со слезами гордости за свою страну и людей увидела жесткую и честную проукраинскую позицию школы — и поняла, что очень хочу продолжать учиться «у своих по духу». Когда увидела, что продолжаем учиться, очень обрадовалась, потому что для меня учиться — это развиваться и жить.

Оставляя дом с одним рюкзаком, ты понимаешь: опыт, душа и знания остаются с тобой, их нельзя украсть или разрушить.

Посмотреть курс

Вы учились кураторству. Эти навыки как-то помогли вам в волонтерстве?

Учиться и смотреть работы тех, с кем я учусь, — видеть, что они создают, гулять в онлайн-пространствах галерей, — прямо как глоток свежего воздуха. И это меня поддерживало.

Само обучение мне тоже помогало. Сейчас время перемен, и каждый из нас просто обязан создавать вокруг себя новый мир. Так что отвлекаться от войны и создавать что-то новое — очень ценно, потому что конструктивно.

На курсе я получала и эмоциональную, и практическую поддержку — в решении вопросов, которые касались благотворительной выставки. Я начала видеть суть профессии куратора: быть автором и организатором событий, которые как ледокол сдвигают тектонические плиты старого мира, — это замечательно.

Что бы вы посоветовали тем, кто хочет совмещать волонтерство и учебу?

Важно ясно понять, чем можете и хотите быть полезными.

Волонтерство у всех разное — у кого-то оно в интернете, у кого-то на кухне, у кого-то за рулем машины. Это может быть дело, которое вам и в мирное время нравилось, а теперь очень сильно помогает людям и стране.

Отслеживайте, какие задачи вас выматывают, и честно скажите своей команде, что вам нужна помощь. Сложнее всего признаться себе, что ты — не робот.

Очень важно чувствовать, сколько конкретно ты можешь сделать, чтобы не выгореть и не сойти с ума. Оставляйте силы на жизнь.

Война закончится нашей победой, но это будет только начало пути создания новой Украины. Чтобы иметь на это силы, сейчас нужно себя беречь и хвалить. Я уже заранее всех обнимаю и хвалю. Слава Украине.