Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Документальные темы

5 вечных doc-тематик — на примере «Сахара», «Афериста из Тиндера», «Ок, зумер» и других.
card-photo
card-photo
Шура
Кузнецова

Автор SKVOT

18 февраля, 2022 / Видео и кино / Статья

Начинающим документалистам личные переживания кажутся слишком мелкими, чтобы становиться темой фильма. На это профессионалы отвечают: если есть тема — снимай. А поп-документалки подтверждают: у социальных проблем обычно нет срока давности.

Цель поп-документалистики одновременно и простая, и сложная: поднимая понятную проблему, привлечь массового зрителя. Доказываем на примере пяти фильмов, что темы еды, человечности, старости, молодости и обмана — неисчерпаемы.

 

Еда

Тему еды невозможно раскрыть полностью: пока в странах с низким уровнем жизни тысячи людей голодают, жители мегаполисов страдают от переедания и других расстройств пищевого поведения.

Самая горячая тема — правильное питание. В нулевых главным врагом здоровья считался фастфуд. Но внимание к бургерам резко ослабло с выходом That Sugar Film («Сахар») австралийского режиссера Деймона Гамо в 2014 году. В фильме засветились знаменитости — Хью Джекман и Стивен Фрай.

Деймон поставил эксперимент: 2 месяца он ел продукты с маркировкой healthy под надзором врачей. Но оказалось, что в йогуртах и протеиновых батончиках мало пользы и много сахара. Итог: ожирение печени и награда за лучший полнометражный док от Австралийской академии кинематографа и телевидения.

В чем сила:

Режиссер — главный герой. Фильм продолжает традицию «Двойной порции» о фастфуде, где режиссер ставит над собой такой же эксперимент. Одно дело — рассказывать об известной всем проблеме, другое — показать реальные результаты на себе. Во-первых, это вызывает доверие, во-вторых — экономит бюджет. 

Знаменитый каст. Позвать знаменитость в док — отличный способ привлечь широкого зрителя. Исследование проблемы и фактическая информация важны, но речь ученых не так интересна, как поэма о фруктозе и сахарозе от Стивена Фрая.

Приемы игрового кино. Художественных приемов никто не отменял. В «Сахаре» миксуются жанры: кадры из домашнего архива перемежаются с мюзиклом. Метафора тоже замечена: жировые складки Деймона растут вместе с животом его беременной подруги.

Посмотреть курс
 

Человечность

Кажется, что человечность — слишком абстрактное понятие, а кино о ней — обо всем и ни о чем. Но. Это понятие можно исследовать через личные истории, отношение к животным или любовь к природе. А можно снять кино сразу обо всех на Земле.

Human («Человек»), фильм французского документалиста Янна Артюса-Бертрана, — это отрывки интервью обычных людей с разных концов планеты. Сбор материала занял 3 года — команда фильма взяла интервью у 2 тыс. человек из 60 стран. Премьера состоялась в 2015 году.

Героям задавали вопросы о религии, политике, любви и счастье. Паузы между монологами заполнены пейзажными планами и массовыми сценами. Получился единый портрет человека как части природы и элемента социума, в границах которого он заключен.

В чем сила:

Нет предыстории. Рассказ каждого героя в «Человеке» вырван из контекста. Действующей силой здесь становится эмоция, которая передается зрителю в момент рассказа. Что было до — вообще не важно. Такой прием отлично подчеркивает значимость настоящего.

Радикальная простота. Фильм можно было снять по-другому: взять несколько героев и развивать сюжетные линии параллельно. Вместо этого Артюс-Бертран посадил участников на черном фоне — и попросил рассказать о своих чувствах. Многогранная сильная история сложилась с помощью простых инструментов.

Старость

Первое, что ассоциируется со старостью, — близость конца, и этот мотив не очень популярен среди широкой аудитории. Но молодой документалист Лэнс Оппенхайм заручился поддержкой режиссера-гиганта Даррена Аронофски — и выпустил яркую ленту о жизни после 50.

Some Kind of Heaven («Что-то вроде рая») — фильм 2020 года о поселке The Villages во Флориде, настоящем «Диснейленде для пенсионеров». Его население — 130 тыс. человек, которые переехали туда в поисках счастья. Все, что они делают, — это играют в гольф, ходят на кружки по интересам, пьют коктейли и загорают среди пальм.

Эта «идеальная жизнь» становится фоном для трех сюжетных линий. Мы видим героев, жизнь которых изнутри более реальна, чем обстановка, в которую они себя поместили.

В чем сила:

Две крайности. Сеттинг, в который помещены герои, сопоставляется с их внутренним миром. Тебе будет хорошо среди своих в этом утопическом городке, но вот остаешься ли ты счастлив в стенах собственного дома? Не факт. Настоящая человеческая жизнь никуда не девается.

Ни слова об очевидном. Когда читаешь описание к фильму, думаешь: «Наверное, он о старости (а значит — и о смерти)». Но вдруг герои говорят, что приехали в The Villages за новой жизнью, а о смерти речь не заходит. Зато заходит о зависимости, поиске любви и свободе. Так новый угол зрения снимает табуированность с темы.

Молодость

Об отцах и детях говорить никогда не скучно: диалог идет постоянно, меняется только контекст. Мы живем в эпоху цифровой революции, где зумеры бегут впереди прогресса, а миллениалы ностальгируют по детству в деревне.

В поп-доке I am Gen Z («Ок, зумер») 2021 года нейробиологи и психологи объясняют, как интернет влияет на мозг поколения Z. С биологической точки зрения, снижение физической активности и недосып — бич зумеров. С моральной — зарождается мир, где нет места стереотипам, но есть озабоченность будущим планеты.

В чем сила:

Говорить о проблеме, но отмечать преимущества. Эксперты в фильме делятся на два лагеря: тех, кто пессимистичен и прогнозирует гражданскую войну, и тех, кто верит в силу поколения Z. Не забывай, что документалистика — журналистский жанр: чем шире палитра мнений — тем честнее кино.

Наука и чувства. Документалистика невозможна без фактов. Но сухая статистика не может исключить человеческий фактор. Пока ученые говорят о росте числа самоубийств среди подростков из-за соцсетей, зумеры учатся эмпатии и противостоят алгоритмам. Чтобы картина была полной, показывай все измерения.

Обман

Можно сколько угодно напоминать об опасности онлайн-знакомств, но жертв мошенничества в сети меньше не становится. Люди продолжают верить в любовь с первого взгляда (что прекрасно), но забывают, что за эмоциями легко не заметить подвоха — и стать легкой добычей обманщиков или жертвой насилия.

The Tinder Swindler («Аферист из Tinder») вышел в 2022 году в поддержку трех жертв Саймона Леваева. Сценарий один на всех: богатый и щедрый парень втягивал девушек в романтические или дружеские отношения, а потом выпрашивал у них деньги. Так Леваев крутил миллионами долларов.

Все переводы девушки совершали лично и со своих счетов — полиция не берется за такие дела. Долги остались долгами, но благодаря огласке в СМИ и фильму, расстановка сил к реальному финалу меняется.

В чем сила:

Проблема показана через частную историю. Тема мошенничества в интернете стара как мир, но личные истории — всегда про что-то свое. Блокбастер, который развернулся в реальной жизни, стал отличным материалом для нового подхода к теме.

Одна проблема раскрывает другие. По мере развития сюжета мы обнаруживаем новые проблемы. Например, девушки столкнулись с виктимблеймингом, когда публично рассказали свою историю. А одна из причин снять фильм — неготовность полиции расследовать аферу и помочь жертвам.

Фильм — орудие борьбы. Тиндер заблокировал аккаунт Леваева, а ему самому после выхода фильма пришлось удалить инстаграм. Так лента стала инструментом борьбы с мошенником, чью вину невозможно доказать. В этом сила документалистики — передать микрофон тем, кого плохо слышно.

Поделиться материалом