Skvot

Mag

Skvot              Mag Skvot Mag
Курсы по теме:
Даша Зудина: «Графический дизайн бывает очень кинематографичным»

Арт-директор дизайн-бюро «Щука» о том, как расти вместе со студией и почему в дизайне так важен сторителлинг.

card-photo
card-photo
Маша Короткевич

автор в SKVOT

Выпускница факультета графических искусств Даша Зудина пришла в дизайн-бюро «Щука» в 2011 году. Через полгода после универа, без портфолио и знакомств. Ребята просто поговорили и стали работать вместе.

Сейчас в Дашином портфолио чуть ли не половина всех громких кейсов бюро: Prime Russian Magazine, Nike Berlin Collection, Pure. Кажется, это означает, что Даша и «Щука» нашли друг друга и прекрасно уживаются вместе.

Социальные сети Даша уже давно не ведет и предпочитает живое общение обмену буквами на экране. Но считает, что разговор в зуме или скайпе — вполне рабочая альтернатива. На днях мы созвонились с Дашей и тепло поговорили о важном:

 

Почему ты не очень активна онлайн?

Я не очень современный в этом смысле человек. Мне важна чувственная составляющая, плотный контакт. А интернет в нынешнем виде мне кажется довольно холодной средой. Разумеется, я делаю проекты и общаюсь с людьми в онлайне. Но не вижу смысла вкладываться в это пространство так же сильно, как в физическую реальность.

Расскажи, над чем сейчас работаешь?

Сейчас я делаю дизайн книжки про новый район Klybeckplus на севере Базеля. Это совместный проект наших друзей, архитектурного бюро «Космос», и kühne wicki — междисциплинарной команды, которая исследует будущее.

Книга про Klybeckplus — о комплексном обновлении промышленной зоны, выстраивании сложной инфраструктуры, которая учитывает прошлое этого места и смотрит далеко в будущее, подстраиваясь под сегодняшние запросы людей.

Издание будет оформлено в розовом цвете. Раньше на территории Klybeckplus был завод красителей, и первой там начали производить пурпурную краску. Нам было важно показать эту связь в книге.

Параллельно я делаю сайт для Института проблем передачи информации и коллекцию одежды для парка «Краснодар». Занимаюсь брендингом для нового агропромышленного комплекса «Полоса» на юге Дагестана — мы сделали для них айдентику, а теперь интегрируем ее в носители. В общем-то, довольно разными вещами занимаюсь.

У тебя есть художественное образование. Что оно тебе дало?

Когда я его получала, честно говоря, не очень понимала, к чему это приведет. 

Мне хотелось выражать идеи в виде образов — но казалось, что научиться рисовать быстро не получится, этому нужно уделить большой кусок времени. И я поступила в Московский государственный университет печати, на факультет графических искусств.

В институте мы очень много занимались живописью, рисованием. Я делала диплом по иллюстрации. Только когда попала в студию, поняла, что хочу заниматься дизайном — я им увлеклась.

Ты сразу пришла в «Щуку»?

Летом 2011 года я выпустилась из университета, полгода подумала и в декабре пошла в «Щуку». Им нужен был дизайнер. На тот момент там работали два сооснователя — Ваня Васин и Ваня Величко, иллюстратор Родион Китаев и больше никого.

Я пришла на собеседование — как и еще три мои одногруппницы. У меня не было портфолио, с собой я тоже ничего не принесла. Мы с ребятами не были знакомы. На встрече мы просто поболтали — и они позвали меня на работу.

Как шел твой рост на фоне развития студии?

Когда я пришла в «Щуку», мы больше занимались эдиториал-дизайном: печатными журналами, книгами. Наша студия начала делать Prime Russian Magazine — придумали его образ, макет, верстали все номера.

PRM был альманахоподобным журналом, с длинными текстами на 15–20 тысяч знаков. Вся эта идея изначально была довольно рисковой, потому что к тому времени люди отвыкли от настолько длинных материалов — в том же интернете все читали короткое, лонгриды только появлялись. 

Статьи в журнале были про философию, культуру, экономику — их писали интересные ученые люди из совершенно разных областей. Эти материалы соседствовали с графическими романами, поэзией, переводным нон-фикшеном. 


Обложки PRM в 2012-2013 годах

Темы тоже были обширные, сложные — глупость, детство, Африка, чудо. В таком контексте прямая иллюстрация вообще не работала — нужно было, чтобы иллюстративный и текстовый слои шли параллельно, дополняли друг друга. И мы старались с помощью иллюстраций, фотографий и графики создавать некое визуальное высказывание на тему:

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Shuka Design (@shukagram)

Каждый номер PRM был необыкновенным. Это, безусловно, был проект мечты — всегда приятно делать то, что имеет еще и культурный смысл. И, конечно, образовательный тоже — в первую очередь для тебя самого.

Я делала практически все номера PRM как старший дизайнер, а последние два — как арт-директор. Другая команда в «Щуке» создавала журналы «Московское наследие» и «Коммерсантъ Наука». Все происходило параллельно. 

Это было время культовых печатных изданий, и я счастлива, что его застала. Срок сдачи макета в типографию невозможно сдвинуть, это стрессово, зато через две недели получаешь напечатанный журнальчик. Ощущение физического результата ни с чем не сравнимо.

Чем ты в «Щуке» занялась после журналов?

В 2016 году мы сделали редизайн PRM, и это был последний журнал, которым мы занимались. Потом пришло время планировать новую долгосрочную перспективу. Мы плотно погрузились в брендинг и айдентику — и до сих пор продолжаем.


Редизайн Prime Russian Magazine. Источник: портфолио Даши

Мы хорошо умели вертеть типографикой, укладывать шрифты и придумывать метафоры внутри многостраничного пространства. Теперь нужно было учиться существовать внутри другой визуальной пространственной среды, пользоваться более емкими инструментами: символами, знаками, логотипами, ограниченной палитрой. Перестроиться было непросто.

Когда делаешь книгу или журнал, тоже создаешь образ и идентичность. Но айдентика брендов устроена иначе. Это довольно утилитарная вещь — в ней есть концентрированная идея и предельно точные проявления. Сложным фантазиям и пространным размышлениям там мало места. Мне кажется, у нас пару лет ушло, чтобы понять новую специфику работы.

Ты осваивала новые инструменты самостоятельно?

Примерно в это время мы — ребята из нашей студии и еще несколько друзей — занимались шрифтом с Машей Дореули (основательница студии Contrast Foundry — прим. ред.). Немного подтянули навык рисования букв и малых форм, а потом уже осваивали всё на практике.

Ваше лого «Библиотеки ароматов» выглядит суперпросто. Расскажи, как вы его создавали?

Этот логотип довольно простой, «детский», он нарисован в лоб. Но при этом он чувственный — там есть шевеление, действие, странный «пшик». 

Первая идея, которая приходит в голову, когда проектируешь бренд духов: нос и аромат. Что может быть проще, правда? И все, как правило, отбрасывают такие идеи. А мы подумали — и оставили. Долго возились с деталями, например, правильной формой носа (он был то смешным, то слишком девчачьим, то, наоборот, очень грубым), но в итоге нашли форму:

«Библиотека ароматов» — это парфюмерный бренд, который делает необычные запахи: мокрый асфальт после дождя, лунная дорожка, волшебная пыльца и все в таком духе. Пользователи часто покупают не одни духи, а несколько — и комбинируют их. Получается дикий микс. Нам хотелось показать эту странность и дикость в иллюстрациях, но максимально простыми, понятными способами, потому что сами ароматы довольно незамысловатые: там нет верхней, средней, нижней ноты.

Стало понятно: раз образы чувственные, важно показать картинки. Решили, что каждая иллюстрация будет с двойственностью и странной метафорой. Острый перец мы совместили с бананом, гигантский персик — с вершинами гор, вампира — с пирожным. Получилась довольно чувственная мозаика:

Все эти изображения вызывают эмоции, потому что комбинация метафор создает неожиданные любопытные образы. А когда уже знаешь, что это айдентика парфюмерного бренда, пытаешься представить запахи, и это будоражит.

Выглядит как сторителлинг. Он в айдентике возможен?

Айдентика, как правило, не заканчивается базовыми инструментами: знак, логотип, типографика, key-вижуал. Иногда она продолжается в виде более сложных графических историй, фирменных иллюстраций. Иллюстрация — прекрасный способ организовать сюжет, и это как раз про сторителлинг.

Можно объяснить на примере бренда Pure (приложение для секс-знакомств — прим. ред.), айдентику для которого мы сделали в 2015 году. Этот бренд — про первоприроду сексуальности. Среди референсов фигурировала наскальная живопись, что-то первобытное, примитивное, ритуальное.

Нам было важно найти современный способ говорить об изначальных образах сексуальности. В частности, мы выразили это в типографике. В монолитные блоки прописного текста поместили простые, свободные от лишних смыслов эмоциональные символы:

Через некоторое время после запуска накопилось большое количество проявлений бренда — иллюстрации, комиксы. Начали появляться истории, иногда противоречащие друг другу. Тогда Рома Сидоренко (основатель Pure — прим. ред.) снова обратился к нам, но уже с просьбой придумать мифологию бренда.

Основной задачей было понять, кем является бренд: какой у него характер и какие истории он может рассказывать. Мы искали архетип для Pure среди сказок, мифологии юнгианского типа. С одной стороны, это отсекало большой пласт актуальных тем, связанных с сексуальностью, а с другой — поднимало универсальные, глубинные первоисточники.

В итоге мы поняли, что бренду важно транслировать идею создания и трансформации чувственного опыта. А истории должны быть связаны с предвкушением таких моментов. Стало понятно, как дальше работать с сюжетами иллюстраций. Это ярко выразилось в промоэкранах приложения:


Иллюстрация Родиона Китаева для Pure

На волне этих идей возникло сообщество иллюстраторов #purestories. Пользователи Pure начали анонимно делиться своими чувственными историями, а художники по нашему заказу рисовали их в формате коротких стрипов. Теперь авторы со всего мира создают иллюстративные истории сами:


Иллюстрации Сары Маццетти для Pure

Затем бренд снова эволюционировал, и мы решили перебрать и проявить поведенческие паттерны, которые регулярно встречались в приложении. Мы сильней акцентировали тему «оборотничества» — пользователь как будто перевоплощается. Это отразилось в новых персонажах. 

Сейчас айдентика и анимация Pure существует на стыке психоделической иллюстрации и реальных историй пользователей:

Сторителлинг здесь очень хорошо работает. Он — большая надстройка над базовой айдентикой, которая позволяет общаться с пользователем четко по определенным сюжетам, отбрасывая лишние темы.

Создавая эти комплексные образы, пользуетесь принципами кино?

Графический дизайн иногда и правда бывает очень кинематографичным. Мы придумываем динамичный визуальный опыт, общий для множества людей. Иногда он имеет вполне определенное повествование, иногда — нет.

Очень интересно быть режиссером того, как образы взаимодействуют, выстраивать из них историю. Нужно думать, в каких отношениях со зрителем будет жить эта конструкция. Там масса сценариев. Это не про то, чтобы повлиять на поведение пользователя, а, скорее, о палитре возможных сюжетов.

Даже если в проекте нет анимации, иллюстраций или изображений, там все равно будет слово-название и логотип-картинка или типографика. У слова будет значение, у картинки — образ.

Как они формируют сюжет? 

Здесь важна парность или множественность. Что-то одно не работает. Либо два образа в одном изображении, либо текст и картинка, либо два слова рядом. Нужна рифма между предметами:

 
Афиши для Британской высшей школы дизайна. Источник: портфолио Даши

Это и есть основа метафоры — два объекта, а между ними цветовая или смысловая рифма. Человеческое сознание так устроено: если поставишь две вещи рядом, мозг будет искать в них сходство или причину, по которой они вместе.

У тебя уже много проектов, довольно разных по формату. В каких еще хочешь себя попробовать?

В 2019 году мы работали с Nike и сделали капсульную коллекцию для марафона в Берлине. Получилась серия key-вижуалов на тему движения и знаковых символов города. Они знали, чего хотят, — бриф был вполне четким и очень профессиональным, по нему невозможно было сделать что-то другое, кроме того, что мы сделали.

 
Nike Berlin Collection. Источник: портфолио Даши

Мне бы хотелось поработать с фешн-брендами в более исследовательском ключе, с глубоким погружением в историю, сюжет и совместным поиском идей.

Поделать сезонную айдентику — кажется, это было бы интересно. Например, мне очень нравится, как работает студия MM Paris, которая специализируется на фешн.

У тебя есть don’ts в айдентике?

Точно не нужно копировать без переосмысления, делать шаблонные вещи. Безусловно, классно вести осмысленный диалог с другими дизайнерами, реагировать на существующие проекты, заимствовать ходы. Но неосознанно использовать тренды, образы, наверное, не стоит.

А как правильно тренировать насмотренность?

Могу рассказать про свой академический опыт тренировки. Когда мы учили историю искусств в университете, запоминали образцы живописи, архитектуры, скульптуры исключительно в формате старых слайдов. Иногда это были вырезки из газет и журналов сомнительного качества. Или туристические фотографии из поездок нашей преподавательницы, и на заднем фоне нужно было углядеть статую или дом.

На экзамене нужно было подойти к огромной горе вырезок из журналов, старых обрывков открыток, из этой дикой шелухи вытащить пару бумажек — и по фрагменту руки или одной колонне определить произведение в формате «автор, название, эпоха, год». Такой опыт учит видеть более мелкие приметы изображения, обращать внимание на пластику. 

Сейчас я понимаю, что это все похоже на принцип капчи на сайтах: когда нужно угадать предмет из неясного образа и так доказать, что ты — человек, а не робот. В моем случае, очевидно, нужно было обладать интеллектом почти искусственного свойства, чтобы перейти на следующий курс.

Чтобы развить насмотренность, нужно довольно большую часть жизни уделить изучению массивов визуальной информации. Подойти к этому системно. Чтобы, с одной стороны, глубоко всматриваться в детали, а с другой — видеть общие черты.

И еще вопрос, которым дизайнеры часто задаются: что может быть барьером для креативности?

Основной барьер — лень и равнодушие. Это относится не только к дизайну, но и к жизни. Если ты невнимателен к тому, что ты ешь, куда идешь, к своему телу, другим людям, к тому, что происходит, — эта невнимательность проникает в твое дело.

Бороться можно по-разному. Начать более осознанно относиться к себе — изменения проявятся и в дизайне. Или с другого конца зайти: быть внимательнее к еде, людям вокруг, типографике, буквам, формам. Выстраивать отношения с образами и графическим языком.


Фото Даши из личного архива

Если строишь неравнодушные отношения с физическими и виртуальными вещами, становишься креативнее. Но ты уже состоишь в этих отношениях — и нужно их только проживать. Креативность — тот самый процесс, когда жизнь проживается.

Поделиться материалом
РАССЫЛКА SKVOT

Раз в две недели мы отправляем новые публикации и анонсы курсов на почту