Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

Артем Иванов, Лиля Кизлайтис: «Когда делаешь дизайн осмысленно, защищать его очень легко»

Основатель и lead designer студии Other Land — про запоминающийся минимализм, интуицию и искусство аргументировать.
card-photo
card-photo
Юля
Романенко

Авторка в SKVOT

17 сентября, 2021 / Дизайн / Статья

Other Land делали дизайн сайтов и сервисов без излишеств до того, как это стало мейнстримом. Они стоят за UX/UI образовательной платформы для дизайнеров Method Education, сервиса доставки лапши WOKUPP, дизайном сайта Чернобыля и сайтом магазина одежды UTOPIA 8.

Как выделяться, не теряя в минимализме, узнали у основателя студии Артема Иванова и lead designer Лили Кизлайтис. Они рассказали про свой подход к работе и поделились мнением о том:

И зафиналили все видеоблицем.

Название для студии выбирали очень долго. Почему остановились на Other Land?

Артем: Это было 5 лет назад. Мы хотели с порога заявить рынку, что не похожи на остальных — на классические дизайн-агентства, веб-продакшены или диджитал-агентства, которые делают wow-сайты и лендинги. Мы хотели создавать дизайн более сложных продуктов, уделять больше внимания эстетике, находить элегантные решения.

Держа эту мысль в голове, мы перебирали и комбинировали слова, пытаясь найти интересную связь и придумать название с немного абстрактным смыслом. Все сочетания слов, к которым можно было прийти с помощью логики, были уже заняты — не хотелось случайно кого-то скопировать.

В итоге выбрали два слова, которые обычно рядом не стоят: Other (указывает на то, что мы другие) и Land (земля как символ чего-то основополагающего, большого).

Элегантность и акцент на эстетике — ваша главная отличительная черта?

А: Не только. Фокус на эстетике попросту зашит в ДНК Other Land. А своей дополнительной отличительной чертой мы считаем глубокое погружение в проект вместе с командой клиента и поиск решений, которые будут не только визуально гармоничными, но и удобными.

Сейчас слишком много продуктов, похожих друг на друга, поэтому мы ставим перед собой цель понять сущность каждого бизнеса — будь то сложный SaaS-продукт или обычный сайт — и придумать, как ее выразить через дизайн.

Посмотреть курс

Минимализм и характерность не противоречат друг другу?

Лиля: Нет. Выделить продукт на фоне конкурентов можно даже минимальным количеством визуальных приемов. Мы в студии называем такой подход хара́ктерной минималистичностью. Он присущ большей части проектов, над которыми мы работаем.

А: Разнообразие цветов, эффектов и иллюстраций добавляет индивидуальности, но делает интерфейс перегруженным — таким продуктом будет неудобно пользоваться. Поэтому мы стараемся найти характер в минималистичном дизайне — чтобы запомниться пользователям, но при этом не отвлекать их от задач, которые решает продукт.

Л: Чем больше визуальных приемов использовано на сайте, тем сложнее поддерживать единую визуальную систему при дизайне остальных необходимых носителей (в соцсетях, наружной рекламе, etc.). Поэтому по возможности стоит свести количество визуальных приемов к минимуму — это упростит работу.

Одна из работ Other Land — дизайн мобильного криптовалютного кошелька. Источник: otherland.studio

Как ловите этот баланс?

Л: В этом помогает исследование рынка: определить и сравнить основных конкурентов продукта, выделить общие тенденции в дизайне и исходя из этого подумать, с помощью каких визуальных приемов можно выделиться на их фоне.

А: Сначала мы делаем прототип. Визуально чистый — без эмоций, цветов и так далее. Фокусируемся на логике интерфейса, правильном расположении элементов, иерархии информации. А потом понемногу увеличиваем градус визуального дизайна.

Л: Часто это вопрос опыта и интуиции: когда делаешь и понимаешь, что такое количество дизайн-элементов — это слишком много (или, наоборот, мало). Со временем улавливаешь это все лучше и лучше.

А: Плюс важно понимать, кто наша аудитория. Кто эти люди, которые будут пользоваться нашим продуктом? Что для них привычно? Что для них окей? Что им зайдет, а что — не зайдет?

Условно, если это какой-то люксовый сервис, он должен быть элегантным, минималистичным (допустим, в черных тонах), ничего кричащего. Если продукт нацелен на креативную молодежь — можно поэкспериментировать, поискать неожиданные решения как с точки зрения дизайна, так и в плане взаимодействия с пользователем.

Студии уже 4 года. Что изменилось за это время? 

А: Первые года три мы искали себя и направление, которое нам больше всего интересно. Сначала в Other Land было три партнера, и мы изучали дизайн со всех сторон: занимались стратегией, брендингом, сайтами и интерфейсами. Были такими комплексными ребятами.

Потом определились, кому что больше нравится, и разошлись каждый в свою сторону, а студия трансформировалась: сфокусировалась на цифровом дизайне для технологичных компаний — и последние 2 года работает чисто в этой нише.

Вы говорите, что готовы запрыгнуть в проект на любом этапе. Нет ощущения, что так результат будет зависеть от вас только отчасти?

А: Дизайнер в принципе не может ручаться за весь итоговый результат. То, что он делает (в нашем случае это дизайн интерфейса), — маленькая частичка общего вклада. Есть еще разработчики, команда клиента, сейлзы, маркетинг, рынок — все это влияет на успешность проекта. Наша задача — помочь там, где мы в силах помочь, и сделать продукт лучше.

Одна из работ Other Land — дизайн маркетплейса Experteexy. Источник: otherland.studio

Как это выглядит на практике?

А: Есть несколько сценариев — в зависимости от этапа, на котором мы подключаемся к проекту. В каждом случае процесс строится немного по-разному, но везде есть свой кайф.

Интереснее всего работать с проектами на начальной стадии, когда еще ничего нет — только идея, иногда даже никак не оформленная. В этом случае мы подключаемся к команде клиента (или становимся его командой, если он пока один), вместе дорабатываем идею, определяемся, какой продукт делать, — и создаем для него интерфейс.

Бывает, что клиент приходит с наработками: у него уже есть сценарии, структура, понимание бизнес-логики. Тогда мы анализируем все вводные и создаем интерфейс под эти задачи.

Бывает, клиент решает сменить подрядчика и обращается к нам. Если еще не поздно, а у заказчика еще есть ресурс и желание продолжить работу над проектом, мы заходим на этом этапе. Часто у него уже есть мокапы ключевых экранов от предыдущего дизайнера. Мы анализируем эти наработки, понимаем, что нужно изменить или переделать, и развиваем проект дальше.

Еще один вариант — улучшение уже работающего проекта. Обычно там есть конкретные, понятные проблемы, поэтому мы работаем точечно. А когда подключаемся к полному редизайну проекта, то анализируем плюсы и минусы существующей платформы — и трансформируем ее.

Главный инструмент дизайнера — на ваш взгляд?

Л: Думаю, кроме дизайнерской базы (сетка, типографика, цвета, etc.), важно умение аргументировать и защищать свое решение — перед клиентом, арт-директором или коллегой-дизайнером, у которого просишь совета.

Как прокачать этот навык?

Л: Спрашивать себя, почему ты сделала так, как сделала. И начинать ответ с фразы: «Потому что...». Я сделала большой шрифт, потому что это важный акцент. Я использовала этот визуальный элемент, потому что он добавит продукту нужный характер. Я сделала кнопку яркой, потому что это важный элемент продажи. 

Аргументировать можно не только со стороны визуального дизайна, но и удобства, маркетинга.

А: Когда делаешь дизайн осмысленно, отталкиваясь от задачи, защищать его очень легко.

О том, как развиваться джуну, сказано много. А как расти мидлу? И как вы в Other Land определяете уровень?

А: Формальной системы грейдов у нас нет. Мы небольшая студия, каждый день работаем вместе и знаем возможности друг друга, так что в этом нет необходимости. 

Если говорить про уровни, то мне запомнилась одна цитата (к сожалению, не помню, чья): «Джуниору нужно объяснить, что сделать и как сделать. Мидлу достаточно сказать, что сделать. А синьору можно просто обозначить проблему — он сам поймет, что и как делать». Очень простое и понятное мерило.

Главный рецепт роста — расширение зоны ответственности, а именно общение с клиентом напрямую. Дизайн — это не только рисование, но и построение процессов, приоритизация каких-то фич. Без непосредственного общения с заказчиком сделать это не получится. Чем больше дизайнер вовлекается в коммуникацию, тем лучше понимает проект, получает больше рычагов управления и может аргументировать свои решения.

Расскажите о каком-то проекте, который дал вам больше, чем вы ему?

Л: В начале моей работы как дизайнера интерфейсов у меня была серия коротких проектов с дизайн-спринтами. Это когда клиент приходит к тебе с запросом быстро протестировать идею, ты за 3 дня делаешь прототип — и после этого команда клиента проводит тестирование и делится с тобой результатом. Для меня стало открытием, что решения, которые мне кажутся очевидными, другим могут быть непонятны.

А: А для меня таким проектом стала образовательная платформа для дизайнеров Method Education, которую основал Миша Кац. Это был первый именно продуктовый проект и для студии, и для меня. Мы на листочке рисовали все эти сценарии, структуры, схемы. В 2016 ничего похожего на рынке не было — соответственно, подсмотреть было некуда. Мы тогда сильно прокачались.

Интерфейс платформы Method Education. Источник: method.education

Интересно, что полгода назад Миша снова обратился к нам, и сейчас Лиля как раз заканчивает делать обновленную версию платформы.

То, что первую версию тоже делали вы, облегчило работу?

А: Я бы не сказал. Между ними 5 лет — мы решили, что будет правильнее рассматривать новую версию как абсолютно новый проект, исходя из нового понимания, которое сложилось на основании фидбека студентов, а не прошлых решений. Плюс первую версию платформы делал я, а новую — Лиля. Так что, по сути, здесь нет пересечения.

Л: Работу облегчила простая логика структуры, заложенная в первой версии. Ее не нужно было особо переделывать — только улучшить аспекты, о которых говорили студенты, и добавить полезный дополнительный функционал.

У вас есть опыт работы с иностранными клиентами. Чем они отличаются от украинских?

А: Украинские клиенты более смелые и готовые к интересным решениям. Иностранные — более консервативные, они как будто осторожничают. Такое у меня сложилось мнение.

Дело в менталитете?

А: В менталитете и истории. В Украине сейчас все развивается очень стремительно, и предприниматели очень заряженные и дерзкие, потому что могут потерять все в любой момент. Никто не знает, что будет через год, поэтому нужно делать максимально круто сейчас.

На Западе все более стабильно и уже развито, поэтому клиенты оттуда не хотят рисковать. Они понимают: как бы ты ни сделал — будет хорошо, поэтому, мол, давай аккуратненько, как у всех, не будем сильно выделяться.

Сегодня сделать лендинг может каждый, и дизайнеры ищут проекты посложнее. Как думаете, чем будет заниматься дизайнер в 2030?

Л: Мне кажется, тем же, чем и обычно: решать какую-то проблему или придавать идеям форму. Инструмент может быть какой угодно. Сейчас для дизайнеров интерфейсов это Figma: ты делаешь макет и передаешь его в верстку. Если появится какой-то конструктор — это ускорит процесс запуска продукта, а дизайнер будет выступать больше в роли генератора идей и решений.

А теперь — блиц.

Поделиться материалом