Skvot

Mag

Skvot              Mag Skvot Mag
Курсы по теме:

Аня Грабарская: «Фотографу важно прокачать скилл равного отношения ко всем»

Киевский фотограф о портретной съемке, жизни в Нью-Йорке и поиске себя.
card-photo
card-photo
Тереза Лащук

автор на SKVOT

*Аня Грабарская. Фото — Павел Терехов

Аня Грабарская — украинский фотограф. Она снимала и писала для «Украинской правды», «Громадського», работала корреспонденткой Center UA в Раде, а сейчас переключилась на художественную фотографию.

В октябре 2019 года Аня уволилась из организации, где работала журналисткой 10 лет, и почти сразу улетела в Нью-Йорк на два месяца. Вернулась с глубокими впечатлениями и сильными фотографиями. Теперь она планирует пожить в этом городе еще.

Мы расспросили Аню:

 

Почему ты переехала в Киев?

Я переехала из Кривого Рога после пятого курса своего первого института, где училась на юриста, и поступила на журналистику в Могилянку. Мне было 22 года.

Решила стать журналисткой потому, что мне казалось, только так смогу познакомиться с Ильей Лагутенко, солистом «Мумий Тролль» — я его фанатка с десяти лет. У меня даже есть две татуировки со словами из его песен: «Утекай» и «Покажи мне пару трюков».

С Лагутенко я таки познакомилась — но уже как фотограф. Директор группы предложил мне снять их концерт. Первый раз я фотографировала «Мумий Тролль» в Юрмале, а позже — в Нью-Йорке.

Как ты пришла к фото?

Меня всегда интересовала фотография. Когда мне было девять, мы с мамой начали ездить за границу в автобусные туры. Тогда, наверное, и появилась моя первая мыльница. Но это не было серьезным увлечением — мне больше нравилось не фотографировать, а фотографироваться.

В Могилянке у нас был курс по фотографии — студия, фотоаппараты. Одногруппники учились снимать, а мне казалось, что техническая сторона этого процесса слишком сложная. Я к фотоаппарату даже не прикасалась. Серьезно начала заниматься фотографией, уже когда работала журналисткой.

Я снимала видео для Centre UA — организации, которая мониторит правонарушения парламентариев. Был 2011 год, предвыборный период. Шла большая кампания по мониторингу кандидатов, и мы ездили в резиденцию Виктора Януковича Межигорье, попадали в разные передряги. Тогда я и купила свою первую зеркалку Canon — чтобы делать фото и видео на протестных акциях.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от hanna (@gadji_beri_bimba)

В октябре 2019 года я прыгнула с парашютом, а на следующий день ушла из Centre UA и купила билеты в Нью-Йорк на два месяца. Новостная и событийная журналистика потеряла для меня всякий смысл. Не хочу заниматься тем, что сегодня актуально, а завтра — нет.

С 18 лет я фигачила новости — весь день пишешь то, что прочтут за 20 секунд. В долгосрочной перспективе видишь результаты работы, изменения в стране. Понимаешь: вот это случилось потому, что ты начал эту тему раскапывать. Но мне уже не 20 лет, и на некоторые вещи уже смотрю по-другому.

Сейчас самое ценное в моей жизни — это я и то, насколько комфортно и полноценно себя чувствую. Поэтому мне интересно создавать то, что имеет ценность. Например, портрет. Да, я потратила на съемку и обработку весь день, но понимаю, что даже дети клиента потом будут смотреть на это фото.

Что тебя впечатлило в Нью-Йорке?

Я там была уже четвертый раз. Но раньше ездила на две недели, а вот на так долго — впервые.

Первый раз попала в Штаты по журналистской программе — была в Сиэтле и Вашингтоне. Когда летела из Сиэтла, посмотрела в иллюминатор — и поняла, что мы над Нью-Йорком. Его можно узнать по Центральному парку, большому черному прямоугольнику. И тогда решила, что приеду в этот город. Потом попала в Нью-Йорк снова, но не понимала его, пока не пожила там два месяца.

В Нью-Йорке мне интересно — я познаю новую культуру. Однажды на пороге ночного клуба познакомилась с парнем. Через две недели он пригласил меня отпраздновать Хануку. На вечеринке почти не было евреев, но было много людей из арабских стран. В тот же вечер тот парень и несколько его друзей вместе со мной поехали на другую вечеринку — праздновать Рождество. Там девушки исполняли танец живота под арабские мелодии.

Здесь, и даже в Европе, идя на вечеринку, я приблизительно знаю, чего ожидать. В Штатах же ты себя ловишь на мысли: «Хм, наверное, мир не настолько линейный, как мы привыкли думать».

Вернувшись в Киев, ты хотела найти для фотографий такие же лица, как в НЙ. Чего нашим не хватает?

Всего хватает, просто многие боятся проявлять свою индивидуальность. И таланты боятся проявлять. Даже очень крутые люди не хотят показывать, что они «другие».

Даже если взять вегетарианство — еще 15 лет назад это было чем-то немыслимым в Кривом Роге. Я помню, что в кафе мне нечего было есть. Сейчас в Украине есть все для всех, но, возвращаясь из путешествий, я все равно чувствую это мышление дефицита.

На улице в НЙ ты столкнулась с Шарлоттой Генсбур. Предложила ей фотосессию?

Я очень растерялась. Смотрела на нее, она на меня. Потом она достает AirPods и такая: «?». Я говорю: «Вы очень похожи на одну европейскую актрису, ее зовут Шарлотта Генсбур». Она отвечает: «Это я». О, Боже!

Мы с ней вместе шли, болтали. Я рассказала, что только приехала в Нью-Йорк, она пожелала удачи. Сейчас жалею, что не предложила сняться, но в тот момент показалось, что это было бы немножко приставанием. К ней, наверное, часто люди на улицах подходят.

Получилось ли в НЙ сфотографировать кого-то известного?

Для меня это странное понятие. От какого количества подписчиков становишься известным? У меня нет цели снимать знаменитостей. У меня есть кумиры — люди, которых я обожаю, но я не смотрю на их «известность», большинство может не знать их имени.

Там фотографу обычно проще найти работу, чем у нас?

Я считаю, что в НЙ легче. Где больше людей — там больше потенциальных клиентов. Там больше и тех, кто понимает важность визуальной коммуникации. Сарафанное радио работает лучше и быстрее.

Там сделал съемку одному человеку — и он сразу посоветовал тебя десяти другим. У нас, мне кажется, люди не хотят делиться контактами, идеями, знакомить тебя с кем-то, даже если не работают в этой сфере, даже если очень просишь.

Но я не могу сказать: «Ребята, езжайте в Нью-Йорк». Мне было просто, но другим может быть по-другому.

Мы живем в баббле — что здесь, что там. Ты тусуешься с такими же людьми, как ты сам. Тут я могу написать любому: «Эй, привет, мне очень нравится то, что ты делаешь, давай увидимся, познакомимся», и там не стеснялась.

Так я познакомилась с несколькими людьми, в частности с Мики Агравал (бизнес-вумен и писательница, основала бренд женского белья для менструаций THINX — прим. ред.). Мне ее подкинул ютуб, мне понравились ее идеи — и я написала «Давай встретимся», она ответила, чтобы я приезжала к ней домой в Бруклин. Там была небольшая тусовочка.

Ты видишь себя в этом городе?

Я себя вижу просто счастливым человеком. Хочу, чтобы моя жизнь была в движении. Сегодня мир создает огромное предложение. Раньше приходишь с дедушкой в магазин, а на верхних полках березовый сок и ситро, на нижних — сигареты «Космос». Выбирай. Дедушке — сигареты, детям — сок.

Сейчас столько всего, что это сильно распыляет внимание. Люди боятся выбрать что-то одно. А вдруг завтра будет что-то получше? В итоге не выбирают ничего.

Но если человек готов «копать», он может добиться успеха в разных сферах, и таких примеров масса. В современном мире мы уже не выбираем одну профессию на всю жизнь, и меня это очень вдохновляет.

Хотела бы переехать в НЙ?

Я однозначно хочу там пожить какое-то время — возможно, продолжительное. Но не планирую ограничиваться жизнью только в Нью-Йорке. В мире около 200 стран. Я была условно в 50. Хочу путешествовать, узнавать разных людей, делать проекты с разными людьми. Куда меня моя работа заведет, туда поеду.

Давай теперь о крафте. Как готовишь человека к съемке?

Юмор — в первую очередь. Я всегда разговариваю, спрашиваю, могу сделать комплимент, насмешить. У меня есть свои приемчики. Но это секреты фирмы. (Смеется).

Известных людей, как ты говоришь, я снимала в основном для интервью. Им очень важно, чтобы перед ними не заискивали. Фотограф должен прокачать скилл равного отношения ко всем. Даже если я волнуюсь, никогда этого не покажу.

Например, мне очень нравится писатель Сергей Жадан, но он мне казался недосягаемым. Однажды он как раз собирался приехать в Киев — и я предложила фотосессию. Пригласила его с менеджером к себе домой с поезда, спекла банановые маффины. Съел четыре штуки. Мы разговаривали, смеялись, потом все вместе поехали в студию — к этому моменту, конечно, он уже привык ко мне, а я — к нему.

Бывает, что портрет сильно не понравился?

Бывает, что человек не нравится сам себе. Недавно у меня случилась такая съемка. Было 10 минут, чтобы снять портрет женщины. И она с ходу: «Я всегда плохо получаюсь на фото». Это уже установка, человек просто не нравится себе. С ней было тяжело.

Бывает, что удивляются своей красоте?

Постоянно. Передать лучшее, что есть в человеке, его красоту, состояние — моя главная задача в портретной съемке.

Как это сделать?

Главное — не спешить. С каждым надо установить контакт. Я спрашиваю человека, как он себя видит, как ему комфортно.

Например, кому-то может нравиться определенная сторона его лица — он считает ее «рабочей». На самом же деле, можно снять как красиво, так и не красиво с обеих сторон. Но если человек верит в «рабочую сторону», а у тебя нет времени снимать с разных, спроси, как ему удобно.

Если человек принимает официальную позу, начинаешь его расслаблять. Можно попросить поднять и опустить плечи. Надо отстреливать зажимы и помогать с ними справиться, люди благодарны за это.

Можно ли самостоятельно научиться фотографировать?

Освоить настройки камеры — один день. Чтобы руки привыкли к камере — два месяца. Всему, что происходит дальше, ни один университет не научит.

Если хочешь, чтобы фотография была идеально правильной, можешь снимать на паспорт. Но если хочешь делать что-то реальное — смотри вокруг.

Цветочек растет — смотри на него, птичка прилетела — изучай ее. 

Я не пользуюсь наушниками. Не слушаю музыку вне дома. Почти не смотрю в телефон, когда еду в метро.

На что советуешь снимать в начале?

О Боже! Я не знаю. На что хочешь, на то и фоткай. Фотография — не о том, какой камерой пользуешься и как падает свет. Может, хочешь снимать с пересветом. Я, например, люблю делать легкую «шевеленочку» в портретах, это когда фото немного размытое от движения. Специально выставляю настройки, чтобы получился такой кадр. Конечно, это будет не вся съемка, но несколько кадров — обязательно.

Если хочешь снимать, снимай. Сначала не будет получаться, потом — будет. Когда люди задают себе вопрос, на какую камеру лучше снимать, они просто боятся что-то делать. Что ж, боишься — не начинай.

Научиться делать портреты может каждый?

Любой может научиться чему угодно. Если ты не одарен в музыке, можешь научиться играть — но не будешь кайфовать, не сможешь делать это с чувством, которое будет вызывать восхищение. Так же и с фотографией. Если нравится снимать машины, а ты решил быть портретистом, вряд ли достигнешь в этом успеха.

Первые полгода-год надо браться за все, потому что отрабатываешь технику и никогда не знаешь, что на самом деле твое. Может, предложат снять котика в сапожках и шапочке, и окажется, что это то, о чем ты всегда мечтал.

А как начать зарабатывать?

Работа есть всегда. Если у вас ее нет — ищите проблему в себе. И мой совет — не забывать, что у любого веселья есть скучная часть. Многие думают «е-ге-гей, стану фотографом, буду тусоваться», но это не совсем так. В инстаграме не пишешь, что ездишь в налоговую, что клиент выносит мозг.

Многим в начале сложно брать деньги за работу: «Раз это мечта, сделаю бесплатно». Но это уход от реальности. Я, например, хочу делать только то, что люблю, и получать за это деньги. Конечно, для кого-то можно сделать бесплатно. Но меня поражает, как много начинающих фотографов ни в грош не ставят свою работу.

Если работы нет, ищите проблему в себе

Я тоже так думала, а сейчас понимаю, сколько денег упустила. Деньги — это возможность жить так, как ты хочешь, и приносить больше пользы миру. Просто потому, что не переживаешь, за что купить еду.

Некоторые боятся брать ответственность за свою жизнь. Например, человек живет с родителями и фотографирует бесплатно, но не видит в этом взаимосвязи. Я за независимость — и от родителей в том числе. Нужно брать за себя ответственность и зарабатывать на свою жизнь. Пускай сначала это будет 500 гривен, но завтра — 1000, а через год — 500 долларов.

Некоторые снимают дешево потому, что думают, что больше им не заплатят. Так развивайтесь, чтобы платили больше! Я знаю, что людям понравится, как я их сниму. Если не понравится — пересниму. Если делаешь работу за 200 гривен, тебе, наверное, все равно, как ее сделаешь.

Но спрос на «фото» за 200 гривен» есть.

Безусловно. Поэтому не бойся повышать стоимость съемки. Те, кто хотят фотосессию за 200 гривен, идут к фотографу, который снимает за эту цену. Те, кто хотят за 200 долларов, идут к тому, кто снимает за 200 долларов.

Дело не в корысти. Я верю в то, что деньги — это энергия. Если снимаешь, к примеру, за 200 гривен и не доволен гонораром, проецируешь плохую энергию на свою работу в целом. Если работаешь за сумму, которая тебе нужна, расслабленно занимаешься тем, что нравится.

Может ли молодой фотограф попросить твой фидбек?

Да. Я всегда стараюсь помочь, но советов по художественной части не даю. Потому что вижу какие-то баги и могу сказать, что их надо убрать. Но это может оказаться фишкой человека — просто еще сырой. Из этой фишки он может что-то развить.

Просить советы у тех, чья работа нравится, — это нормально, так и должно быть. Если я сильно хочу чей-то фидбек, я этого человека достану. Если хочу комментарий 10 фотографов, напишу 100. Если хочу фидбек конкретного фотографа, напишу десяти людям, которые с ним дружат, объясню ситуацию и попрошу помочь. К некоторым легко достучаться, к некоторым сложнее. Но нужно пытаться.

Никогда не забуду, как в 2013 году снимала проект «Бог есть любовь» про митинги против ЛГБТ. Я показывала его нашим фотографам, и они говорили, что это полная хрень. А я вот чувствовала, что там что-то есть. А потом случайно у фруктового ларька встретила Бориса Михайлова (арт-фотографа и современного классика — прим. ред.).

Мы разговорились. Оказалось, что он очень хочет попасть в украинский парламент, а я там как раз работала и помогла сделать ему пропуск. Потом спросила, могу ли показать свой проект. Он посмотрел — ему понравилось, дал советы. Для меня было очень ценно, что он вообще уделил внимание моему проекту. Мне это дало большие силы и уверенность в себе.

Даже если все говорят, что твой проект — хрень, надо в него верить?

Надо иметь здравый смысл. Внутри ты всегда чувствуешь, хрень это или нет. Надо собирать как можно больше мнений.

И надо любить то, что делаешь. Никому не нужны твои жертвы. Может, тебе просто хочется выращивать капусту, делать из нее пироги — и ты будешь в этом успешен. Надо чаще спрашивать себя, зачем я это делаю и счастлив ли от этого.

Поделиться материалом
РАССЫЛКА SKVOT

Раз в две недели мы отправляем новые публикации и анонсы курсов на почту