Skvot

Mag

Skvot Mag
Курсы по теме:

5 форм архитектуры для жизни

Дом как машина для жизни, дом как третья кожа, дом как часть ландшафта — и не только.
card-photo
card-photo
Аня
Сидельникова

Автор в SKVOT

17 сентября, 2021 / Дизайн / Статья

Климат очень долго определял, что, как и где люди строили, а с началом XX века все изменилось. Архитекторы-модернисты придумали теории, которые определили new look городов, — а постмодернисты артистично сломали эти идеи и придумали свои.

Сейчас, в эпоху метамодерна и экокризиса, климат снова стал главным мотиватором для архитектурных инноваций. Но теперь архитекторы защищают не человека от климата, а климат — от человека.

Мы изучили несколько знаковых архитектурных теорий в строительстве жилья — и в каждой нашли принципы, которые прошли проверку временем и экоапгрейдом. 

Дом как убежище

Веками конструктивные особенности жилья зависели от климата: в одних точках планеты архитекторы защищали жителей от палящего солнца, в других — от лютых морозов. Появлялись новые материалы и инженерные решения, чтобы справиться со стихиями было легче. Но основные элементы не менялись:

В теплом влажном климате дома приподнимали над землей и делали много террас и балконов — для сквозного проветривания. С южной стороны окна затенялись (шторами, жалюзи и маркизами), а внутренняя часть дома выходила в полностью огороженный дворик. Фонтаны, пруды, деревья и цветники — тоже для спасения от жары.

В теплом сухом (пустынном) климате сквозного проветривания не хватает, здесь строят «бадгиры» — башни, которые заканчиваются высоко над крышей. Они обеспечивают дом свежим воздухом, а по ночам еще и охлаждают. 

Крыши домов в пустыне плоские и жилые: на них сушат белье и специи, спят в жаркие ночи. Окон совсем немного — и они крошечные. Конечно, стены и крыши — белые, чтобы не поглощать солнечные лучи.

В холодном климате, где много дождей и снегов, дом должен быть компактным — чем меньше, тем лучше. На входе — тамбур: это и тепловой буфер, и место, чтобы стряхнуть снег с шапки. А крыша обязательно скатная: если за ночь выпадет месячная норма снега, он будет сползать, а не ввалится прямо в спальню.

Ближе к полярному кругу, в Скандинавии, например, дома были похожи на пещеры. Слоем дерна и травы покрывали крыши, а иногда и часть стен — для теплоизоляции и защиты от влаги и ветра. 

ЧТО СЕЙЧАС. Промышленная революция и глобализация отменили climate focused подход к архитектуре: системы тепло- и гидроизоляции, солнцезащита и отопление, железобетон и сталь дают наконец возможность строить что угодно и где угодно. 

Посмотреть курс
 

Дом как понятная форма

В 1932 году в музее МоМА прошла архитектурная выставка, на которой стало понятно: в урбан-проектировании наметился новый стиль. Его назвали интернациональным. Это стиль здания Баухауса по проекту Вальтера Гропиуса, первых частных вилл с прозрачными стенами и чикагских небоскребов, построенных Мисом ван дер Роэ.

Главные признаки этого стиля: форма — простая геометрическая (куб, цилиндр, параллелепипед), главные материалы — стекло и металл, структура здания — универсальная и простая, без национальных и декоративных элементов.

Seagram Building Миса ван дер Роэ в Нью-Йорке, 1958. Источник: newyorkspaces.com

Архитекторами интернационального стиля двигали такие идеи:

#1. Постоянный контакт с природой очень нужен человеку — и стеклянные стены это обеспечивают.

#2. Лаконичные здания, которые адекватно впишутся в районы старой застройки (стеклянные фасады подходят идеально), — то, что нужно городам.

#3. Функциональность — главная характеристика каждого элемента здания. От лепнины, узоров и орнаментов, например, нет никакой пользы — значит, они не нужны.

ЧТО СЕЙЧАС. Архитекторов интернационального стиля обвиняли в том, что они застроили мир однотипными стеклянными коробками — безликими, скучными, неэкологичными. Например, нью-йоркский небоскреб Seagram Building Миса ван дер Роэ — здание с самой низкой энергоэффективностью в городе. 

Но новым архитектурным студиям удается исправить большинство этих недостатков в новых проектах. В бывшей промзоне Нью-Йорка S9 Architecture спроектировали небоскреб 111 Varick, фасад которого не назовешь скучным: волнистые бетонные панели на поверхности создают мягкий сетчатый узор. Здесь использовали переработанные материалы, установили умные термостаты и освещение:

Дом как машина для жизни

В начале ХХ века люди из деревень съезжаются в города работать на больших заводах. Рабочие кварталы — грязные и тесные. Решение кажется простым: снести старые здания (часто — исторические) и построить новые (конечно, типовые). 

Так, швейцарский архитектор Ле Корбюзье уверен, что дом — это машина для жизни. Он предлагает снести в Париже все, кроме соборов, — и построить новый город с многоэтажками. Его посчитают опасным сумасшедшим и Париж трогать не дадут, но он построит город Чандигарх в Индии и много отдельных жилых зданий. Самое известное — 17-этажный Марсельский блок:

Ле Корбюзье. Марсельский блок (или Жилая единица), 1945.

Идея Ле Корбюзье была простой:

#1. Свежий воздух критически важен для жизни — в своих книгах Ле Корбюзье приводит цифры исследований о содержании вредных веществ в воздухе.

#2. Многоэтажка — экономически более разумный формат, чем малоэтажка. Лучше строить высотки, а освободившееся место засаживать деревьями.

#3. Сад на крыше многоэтажек должен быть обязательно — чтобы «вернуть природе» место, занятое домом.

#4. Бетонные жалюзи на окнах и двойные крыши — то, что подойдет при проектировании и строительстве домов в жарких странах. Вообще из железобетона можно сделать что угодно, даже дома-скульптуры. 

ЧТО СЕЙЧАС. Принципы высотного строительства Ле Корбюзье начали использовать по всему миру — но быстро забыли, ради чего это было придумано. Строительные компании выгоняют целые кварталы многоэтажек, но не создают ни садов на крыше, ни зеленой зоны вокруг.

Идеи Ле Корбюзье чаще переосмысливают не в массовом строительстве, а в концептуальных объектах. Например, архитекторы студии CplusC сделали реновацию полуразрушенного старого здания в центре Сиднея: внутри исторической каменной кладки — стеклянное здание, трава на крыше и сады на балконах.

Дом как часть ландшафта

Унифицированные многоэтажки в интернациональном стиле пугали и бесили многих. Критики небоскребов и бетонных «коробок» уже в начале ХХ века пытались доказать, что не бывает универсальных решений для Италии и Японии, США и Норвегии.

Идеолог органической архитектуры, американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт для каждого нового дома изобретал новый стиль. Он был уверен: нельзя построить два одинаковых особняка в пустыне и в лесу. Каждый дом должен вписаться в ландшафт — как будто он одно из здешних растений или часть скалы.

Дом над водопадом Райт построил в 1939 году для семьи Кауфман. Источник: fallingwater.org

У Райта было несколько правил:

#1. Никакого вмешательств в ландшафт ради постройки: дом может быть разноуровневым, ступенчатым, может перетекать, ютиться на склоне, восходить по горе, открывать дыру в крыше для дерева или изгибать веранду ради валуна.

#2. Только натуральные материалы должны быть в ходу — причем камни из местных каменоломен, дерево из местных лесов — чтобы совпадали оттенки и фактуры.

#3. Единое плавное внутреннее пространство вместо кубических пространств с перегородками: приветствуются ниши, разноуровневые полы и потолки, изгибы и ширмы.

#4. Дом соизмерим по масштабам с человеком: небольшие комнаты, не очень высокие потолки, минимум комнат — столько, сколько нужно конкретной семье.

ЧТО СЕЙЧАС. Органическая архитектура до сих пор в тренде. Культовые архитектурные бюро пытаются максимально органично вписать в ландшафт не только жилые дома, но и общественные здания. 

Каждый проект норвежской студии Snøhetta — продолжение идей Райта. В 2022 году они начнут строить первый в мире судоходный тоннель сквозь скалу на полуострове Стад. Входы в него спроектированы так, будто скала сама приподняла камни для прохода кораблей. А греческая студия MOLD architects в 2020 году завершила проект частного дома N CAVED, который просто вырублен в скале: 

Дом как третья кожа

Австрийский архитектор Фриденсрайх Хундертвассер тоже ненавидел небоскребы, но его волновал не изуродованный ландшафт, а человек — и то, что ему придется в такой стеклянной башне жить. Ничего хорошего с ним там не случится.

Хундертвассер разработал теорию, по которой у каждого из нас — пять слоев кожи: собственно кожа (эпидермис), одежда, дом, семья и окружение и экология. И заботиться нужно о каждом из этих слоев: креативить в одежде, сделать уникальным свой дом и не загрязнять планету.

Фриденсрайх Хундертвассер. Жилой комплекс Лесная спираль, Дармштадт, 2000

Чтобы третья кожа человека была в порядке, нужно следовать таким принципам:

#1. Никаких прямых линий — они противоестественны и бесчеловечны. Идеальная форма — спираль.

#2. В идеале каждый должен построить себе дом — нужно уметь это делать и иметь на это право.

#3. Стихийные трущобы — лучше функциональных зданий, потому что трущобы угнетают только тело человека, а прямоугольные высотки разрушают душу.

ЧТО СЕЙЧАС. Идеи Хундертвассера не захватили мир, а арендаторы в его домах не задерживаются надолго, потому что там нет углов и полы неровные — комод или шкаф IKEA негде поставить. Но принципы его философии отображаются, например, в тех проектах, где архитектор работает в тесном контакте с комьюнити.

Так, немецкая студия Kéré Architecture 20 лет строит инфраструктуру в селе Гандо в Буркина-Фасо. Местные жители участвуют и в строительстве, и в разработке проекта.

Здание школы в Гандо. Источник: www.kerefoundation.com

Принципы жизни домов

ХХ век кардинально изменил внешний вид городов, наше отношение к комфорту — и серьезно подкосил здоровье планеты. Но в каждой из архитектурных теорий, которые в этом участвовали, можно найти решения для сегодняшних экологических проблем.

#1. Синхронизировать архитектурный проект с климатом: тогда не придется все лето сидеть под кондиционером, а всю зиму — у батареи.

#2. Стеклянные стены дают дому естественный свет — и это незаменимое решение для северных стран, где солнца мало. Главное — использовать энергоэффективное стекло.

#3. Многоэтажки и бетон — это крутой социальный кейс. Главное — не забывать окружать дома садами и переходить на новые технологии, углеродно-отрицательные.

#4. Вписать здание в ландшафт и использовать аутентичные материалы — лучшая экоидея. Пусть дом станет естественной частью пространства, будет построен из того, что можно найти рядом, а не привезти с другого континента.

#5. Вовлекать комьюнити в разработку проекта — люди смогут жить в доме, макет которого создали сами (и он им точно нравится).

Поделиться материалом